ЗОНА ОТЧУЖДЕНИЯ И ОТСЕЛЕНИЯ: ТРИДЦАТАЯ ВЕСНА

Березяки, Новая Ельня, Корма-Пайки, Малый и Большой Осов, Болин, Осиновка, Равнище, Радилев и другие населенные пункты бывших колхозов «Ленинский путь», «Мир» и «Парижская коммуна», исчезнувшие с карты района после аварии на Чернобыльской АЭС. После почти 25-летнего перерыва я опять вернулась в эти места. Вместе с главным специалистом администрации зон отчуждения и отселения района Н.В. Пушнегиным мы едем по дорогам, ведущим в деревни, которых больше нет.

По долгу службы журналистские пути-дороги не раз приводили меня сюда в поисках интересной темы или героя для очередной газетной публикации. И таких тем, таких героев среди сельских тружеников здесь жило немало. Один из них – механизатор колхоза «Мир» Даниил Дорофеевич Самкнулов – человек щедрой души и большого трудолюбия. Вспоминается его неторопливый говор и размышления о земле-кормилице, по-крестьянски мудрые и взвешенные.

Не раз героями газетных заметок  и зарисовок становились и такие известные в районе люди, как дояр Хатыжинской МТФ колхоза «Парижская коммуна» Е. Б. Осипов, доярка Новоельненской фермы В.Г. Якимович, механизаторы колхоза «Мир» Н.Д. Ковалев и А.М. Хомченко, бригадир полеводческой бригады колхоза «Парижская коммуна» И.Е. Бондаренко и другие.

По своему перспективными и целеустремленными были планы и проекты тогдашних руководителей и специалистов местных хозяйств: И.Н. Исаева, В.А. Хозяева, Г.П. Слабодчикова, А.А. Латушкина, В.П. Недосекиной, Н.П. Приходько. Свои жизненные мечты и стремления они связали с другими местами, после переселения ставшими им второй родиной.

Сегодня родные места этих и тысяч других жителей Краснопольщины, чьи судьбы разделены катастрофой на двое: до и после Чернобыля, не что иное как зона отчуждения и отселения.

Лишенная людей зона живет своей жизнью и только на первый взгляд кажется безжизненной. Следы человеческой деятельности здесь встречаются повсюду. Однако первое, чем встретила нас покинутая земля: лики Спасителя и Богородицы на месте бывшей церкви в д. Новоельня. Стараниями настоятеля храма Дмитрия Ростовского в Выдренке отца Виктора появились они здесь, как напоминание ныне живущим не только об этом святом месте, но и о великой силе веры, разрушающей преграды на пути, дающей исцеление душе человеческой и израненной земле.

Здравому смыслу вопреки сюда, на земли, загрязненные радионуклидами, по прошествии десятков лет по-прежнему, как и в первые годы после отселения, стремятся любители легкой наживы. И если тогда они пытались вывозить все, что осталось: от строительных материалов до металла, то теперь желающих поубавилось, но все же встречаются «умельцы» из ничего добывающие что-то.

– 27 марта в Высоком Борке задержали троих мужчин, разбивавших конструкции оставшегося там клюшечника, – рассказывает о таких Н.В. Пушнегин, – извлекали металлическую арматуру.  Итогом несанкционированного посещения зоны стало составление протокола и штраф.

Одним из методов поиска металла, по словам Николая Викторовича, в последнее время стало применение металлоискателей и поджигание сухой растительности.

Число нарушителей в летний период пополняют любители “тихой охоты” – ягодники и грибники. Несмотря на то, что люди знают об опасности, таящейся в радиоактивных грибах, всякий раз пытаются проникнуть на территорию отчуждения и отселения за боровиками и лисичками, пренебрегая правилами личной безопасности, зная о незаконности своего пребывания.

– За первый квартал текущего года совместно с заинтересованными службами проведено 28 рейдов по пресечению незаконного проникновения в зону, – говорит главный специалист администрации зон отчуждения и отселения Н.В. Пушнегин. – Составлено 9 протоколов за нарушение правового режима. Организациям выписано 25 уведомлений для устранения или недопущения нарушений правового режима.

По словам Николая Викторовича, вожделенными объектами для отдельных наших сограждан, невзирая на запреты, остаются останки незахороненных строений бывших  колхозных мастерских и ферм. Несмотря на работу по захоронению жилых домов и других хозяйственных построек  специализированным предприятием «Радон» в той же Новой Ельне и Корма-Пайках еще остались крепкие на вид двухэтажные блочные дома, стены и перекрытия помещений механических мастерских и зернотоков, влекущие так называемых «металлистов», любым способом стремящихся извлечь из-под слоя бетона металлическую арматуру. Н.В. Пушнегин припомнил случай, когда одного из нарушителей контрольно-пропускного режима, обжигающего шину с целью извлечения  металлического  диска весом килограммов 25 – 30, сотрудники взвода, несущего охрану территорий радиационного загрязнения, что называется, взяли с поличным. Мужчина так увлекся процессом, что не замечал ничего вокруг.

Полноправными хозяевами чувствуют себя на отселенной территории работники электросетей, узла электрической связи и лесного хозяйства. До 80 процентов земель в зоне – земли лесфонда. И те и другие направляются в зону по пропускам для осуществления работ по ремонту и обслуживанию оборудования (работники узла электросвязи и электросетей), различных видов лесохозяйственной деятельности (ГЛХУ «Краснопольский лесхоз» и некоторых других организаций).

В день посещения зоны встретились с одним из таких специалистов – М.И. Колесниковым,  мастером леса Новоельненского лесничества. Вместе с другими работниками лесничества Михаил Иванович занимался подсадкой сеянцев сосны на тех местах, где после прошлогодней посадки растения не перезимовали, погибли.

Воинские захоронения в зоне – отдельная тема. Проезжая д. Березяки не могли не остановиться возле могилы воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны. На гранитной табличке — имена и фамилии 20 рядовых, сержантов, лейтенантов, партизан с разными датами рождения. Год смерти один – 1943-й. В центре обелиска – фотография рядового Каховского, покоящегося здесь.

Благодаря  поисковой работе и возможностям интернета через 70 лет после войны внуки и правнуки рядового Ф.П. Каховского из г. Почеп Брянской области Российской Федерации, узнав о месте его упокоения, приехали на могилу героя.  Уезжая, для каждого, кто придет к братской могиле, оставили фотографию бойца, навечно оставшегося молодым. И было Федору Петровичу Каховскому  в далеком  сорок третьем всего 36 лет.

Зона отчуждения и отселения – среда обитания многих представителей флоры и фауны. В отличие от редких видов растений, занесенных в Красную книгу, животные представляют наибольший интерес. Они настолько распространены по территории, что встречая человека не боятся его, чувствуют себя здесь полноправными хозяевами.

Лоси, олени, косули, дикие кабаны, зайцы, волки, лисы, енотовидные собаки, рыси и другие представители животного мира будто знают, что охота на загрязненной радионуклидами территории запрещена. Говорят, даже медведи забредают в эти места. Вот и впереди перед нашей машиной на придорожную обочину пощипать зеленой травки выбежали две косули. Услышав шум мотора, замерли, а затем сделав несколько прыжков, исчезли в зарослях.

В отличие от пугливых и осторожных косуль больше доверчивости к незнакомцам проявляют дитеныши енотовидной собаки. В один из дней малыши доверчиво устремились навстречу специалисту зоны отчуждения и отселения в то время, как их пушистая мамаша отбежав в сторону, нервно прядала ушами.

…Всего несколько часов в зоне, а словно в другом мире побывали, полном не только тишины, лесных запахов, но и  жизни. Жизни, не всегда заметной невнимательному глазу.

Зона отчуждения и отселения провожала нас полянами первых весенних цветов – ветреницы лесной. Словно подружки разбрелись они между стройными рядами берез, будто призывая вернуться сюда когда-нибудь. Вернуться, когда израненная чернобыльским пеплом земля сбросит с себя тяжкое  бремя радиации и возродится, чтобы жить…

chernobil

chernobil_1

chernobil_2

chernobil_3

chernobil_4

chernobil_6

chernobil_7

 

Тамара БРАТОЧКИНА.

Фото Александра ДАНЧЕНКО

и из архива Николая ПУШНЕГИНА.

Поделиться с друзьями