Полесская ласточка с берегов Ясельды

Доля мая — нібы гронка любові
Б’ецца над сцішанай голькай жыцця.

70 лет назад явилась на свет одна из самых ярких личностей белорусской литературы второй половины XX века – Евгения Янищиц. Ее лирика – как майский теплый ветер, движение от простого к сложному, наполненность природными красками, чарующая жизненная сила. Литературная судьба Евгении Янищиц была невероятно удачлива, ее поэтическое слово зародилось и выросло на глазах у признанных литераторов. Это была чистая песня настоящего таланта.

Евгения Янищиц родилась 20 ноября 1948 года в деревне Рудка Пинского района Брестской области в обычной крестьянской семье. Родители работали в колхозе, отец был механизатором, умел плотничать, изготавливать бочки, мать была занята на работе в поле. Первое стихотворение 14-летней Жени было опубликовано в районной газете «Палесская праўда» 12 января 1963 года. При газете существовало литературное объединение, в котором она участвовала. А уже в 1965–1966 годах ее стихи активно печатались в республиканских изданиях: газете «Чырвоная змена», «Літаратура і мастацтва», журнале «Бярозка». Поэтический дар юной Жени разворачивался стремительно.

В 1966–1970 годах училась на филфаке БГУ, отделение белорусского языка и литературы. Здесь она попала в настоящую литературную кузницу. Профессоры БГУ, Нил Гилевич и Олег Лойко, заметили поэтессу еще во время ее учебы в школе, опекали на факультете, помогали появляться в печати. Геннадий Буравкин, заместитель главного редактора «Літаратурнай газеты», вел переписку с юным дарованием, оценивал новые стихи. Во время учебы в университете произведения Е. Янищиц публикуются в республиканских журналах, изданиях сборника «Дзень паэзіі», в университетском сборнике, в украинских и российских антологиях. Не каждый поэт сегодня имеет такую потрясающую возможность заявлять о себе.

На последнем курсе университета, в 1970 году, вышел первый сборник стихов «Снежныя грамніцы». В названии зашифрована сложная метафора. Согласно языческим поверьям белорусов, «грамніцы» – день 15 февраля, когда зима встречается с весной. Примерно в этот день случается, что внезапно гремит гром, это Перун посылает на землю животворные первые дожди. Потрясающей силы талант полесской девчушки ворвался в литературный поток. О чем она, молодая, восторженная, искренняя, могла писать?

Ты паклiч мяне. Пазавi.
Там заблудзiмся ў хмельных травах.
Пачынаецца ўсё з любвi,
Нават самая простая ява.
Прыручаюцца салаўi,
І змяняюцца краявіды.
Пачынаецца ўсё з любвi
Нават ненавісць і агіда…

Тема любви проходит через всё творчество Жени Янищиц. В первом сборнике это еще предчувствие любви, ожидание ее. Лирическая героиня стоит на пороге жизни, она готова отдаться порыву, пойти за любимым человеком. Здесь тонкая и лирическая поэзия не только провозглашает эмоциональное чувство, она переплетается с животворной силой природы. Любовь у поэтессы всегда надчеловеческая, соткана из связи с родной землей и первоначального, вездесущего чувства к жизни. Одновременно и романтическая, и публицистическая мысль этого стихотворения стала близка одногодкам Жени, его переписывали и учили наизусть многие студенты.

Образы трав, полесских просторов, певчих птиц, цветения и увядания, весны и зимы встречаются повсеместно. Ни одно стихотворение, даже утверждающее необходимость беречь родной язык, не обходится без пейзажа, природной аллегории. Стихотворение «Мова», посвященное Нилу Гилевичу:

Чую тваю жаўруковую музыку
Ў скошаных травах мурожных,
Мова! Як сонца маё беларускае,
Ты свецішся словам кожным.

I калі ты мяне толькі паклічаш,
Памру за цябе без енку.
Нашу я любоў да цябе вялікую
У сэрцы сваім маленькім.

Нил Гилевич назвал Евгению Янищиц «полесской ласточкой», и многие литературные критики того времени подхватили это удачное выражение. Хотя в произведениях Жени жили многие другие звонкие птички: синицы, жаворонки, соловьи, – свою лирическую героиню она назвала «непрыручанаю птушкай» в невероятно задушевном стихотворении:

Мне па душы глухія пушчы,
Лістоты замець на дварэ.
Я непрыручанаю птушкай
Жыву між сполахаў і дрэў.
О людзі! – Вечныя пытанні,
Вытокі мудрасці і зла.
Нясу ў сваё святое ранне
Любоў і гнеў на паўкрыла.

После окончания университета, в 1971-м, поэтессу приняли в ряды Союза писателей Беларуси, с этого времени она становится публичной личностью. Она и раньше участвовала в конкурсах, семинарах молодых творцов, но теперь общественная жизнь стала особенно активной, требовала быть на виду, выступать перед разными аудиториями, обязывала к последующим публикациям. Е. Янищиц осталась в Минске, хотя квартиры у нее тут не было, жила у подруг и друзей. В августе этого же года вышла замуж за Сергея Понизника, также талантливого поэта, служившего военным журналистом, с которым познакомилась в 11-м классе и поддерживала отношения в Минске. После свадьбы пришлось ехать за мужем в Чехословакию. Через год, в 1972-м, родился сын Андрей. Еще через год мужа перевели в Беларусь, и молодая семья поселилась в служебной минской квартире. Несколько месяцев Женя работала в армейской библиотеке.

В 1974 году и последующие на долю молодой женщины выпали тяжелые испытания. Болел сынишка, хотелось дать ему возможность окрепнуть, поэтому были частые поездки к родителям мужа в теплую Юрмалу и к себе в полесскую деревню. В это же время Сергея Понизника обвинили в антисоветизме, начались партийные разборки, результатом которых стало исключение из партии и лишение погонов. Брак не выдержал этого разлада…

А тем временем надо было готовить новый сборник, и через четыре года после первого вышел «Дзень вечаровы». От сборника все ожидали чего-то невероятного, новых тем, нового уровня художественного мастерства. Название содержит в себе нестандартный литературный прием – оксюморон, сочетание несочетаемого. День не может быть вечерним, потому что время идет последовательно, от ночи к утру, от дня к вечеру. А у поэтессы оказался возможен. В названии чувствуется загадочность, скрытая, тонкая эмоциональность. Произведения сборника снова пронизаны прежней легкостью письма, естественностью образов и в то же время серьезностью и глубиной художественного слова. Критики не рассмотрели в издании чуда, которого ждали. Они молчали, будто забыли про автора. Между тем новый сборник был нисколько не хуже прежнего. В нем с прежней силой звучало желание Жени любить, понимать мир, жить в гармонии, быть верной своей Родине (стихотворение «Бацькаўшчыне»):

Ўдалечыні
Прыйшлося столькі жыць
I слаць сябрам
Паклоны ў канверце…
Ёсць міг такі,
Калі не страх памерці,
А страх –
Цябе сабой не засланіць.

Понятие Родины четко ассоциируется с любимым сыном, эти образы пересекаются на уровне реального и мифологического, народного. Сын – как часть малой родины и в то же время всего мира. Необъятность…

Вось яны: пушча і поле
Ў грозных паданнях сівых.
Тут не гублялі ніколі
Коннікі коней сваіх.
Край мой, загадкава-сіні,
Сіняя стынь на траве...
...Яснымі вочкамі сына
Ў свет аблачынка плыве.

Любимый образ маленькой птички преобразовался в тревожный образ чайки над заливом:

Ды голас чуецца часцей:
Такая вось няўдача –
Згубіла чаіца дзяцей
І над залівам плача.

А хвалі пеняцца, і крыл
Ужо крануўся вечар.
І б’ецца несціханны крык
Аб кацярок сустрэчны.

Ні ў чым табе не пасабіць,
Мы тут праездам, чая…
Але вяртаецца, шчыміць
Твой крык ва мне начамі.

Только спустя четыре года после выхода за второй сборник поэтессе была присуждена премия Ленинского комсомола Беларуси. За это время Е. Янищиц почти написала новый сборник, искала в поэзии спасения от испытаний судьбы. В мае 1975 году трагически погиб отец. В январе 1976 году был окончательно, официально расторгнут брак двух поэтов, Женя съехала со служебной квартиры, снова жила у знакомых. А в феврале она в Могилеве попала под машину, когда возвращалась с поэтического вечера. Результат – несколько переломов, два месяца в больнице и необходимость заново учиться ходить с помощью костылей. После пережитого у Е. Янищиц началась депрессия, которую замечали окружающие. Немного помогала отвлекаться от печальных мыслей работа литконсультантом в «Сельской газете», куда на рецензию и для печати приходили стихи молодых авторов.

В 1978 году вышел следующий сборник поэзии «Ясельда». Сборник назван по имени полесской речки, болотистой, извилистой, насыщающей своими водами многие километры земли. В стихах усилилась тема деревни, людей, простой сельской жизни. В 1980-м – четвертый сборник «На беразе пляча». Через год признанную поэтессу государство отправило в Америку, чтобы принять участие в работе сессии Генеральной Ассамблее ОНН в качестве члена делегации БССР.

С 1983 года и до конца жизни Евгения Янищиц заведовала отделом поэзии журнала «Маладосць». Многие современники отмечают, что эта хрупкая, невысокая, всегда немного грустная молодая женщина работала тогда не покладая рук. С завидной периодичностью выходили новые сборники. Так, в 1986 году поэтесса получила престижную Государственную премию Беларуси имени Янки Купалы за сборник «Пара любові і жалю». Это было воистину народное признание, тот редкий случай, когда поэт оказывается в центре общественной жизни, становится известен не из-за умения подстраиваться под политическую ситуацию, а благодаря своему таланту.

В 1987-м вышла последняя книга поэзии «Каліна зімы». Это настоящий калейдоскоп сложных тем, Е. Янищиц высказывалась на темы Чернобыля, войны, рабочих людей, деревни и города, любви во всех ее проявлениях. Смысл названия сборника складывается из двух цветов – белого (зима) и красного (калина), цветов противоположной эмоциональной окраски. Образ красной калины белой зимой – это лирическая героиня, которая замерзает. Белый снег – как символ ничего, пустоты, окончания жизни, но сквозь него пробивается надежда, красная, спелая калина. Калина – образ женской судьбы лирической героини Евгении Янищиц, которая оказалась один на один с жестокой, заледенелой зимой:

Полымем зыркім душу апаліла.
Полымем белым ўзняло з небыцця.
…Ой жа зімой закіпае каліна,
Гронка яе – як надзея жыцця.

Белапушыстыя ўскінуты бровы.
Час замірання. I час адкрыцця.
Доля мая – нібы гронка любові
Б’ецца над сцішанай голькай жыцця.

В 1988 году поэтесса трагически ушла из жизни, выбросившись из окна собственной новой квартиры. Но память о ней и ее необыкновенных стихах живет в сердцах людей, чутких к поэтическому слову. Евгения Янищиц стала символом любви и красоты. В ее женской поэзии нет ни капли нарочитости, женского кокетства и заигрывания с публикой. Только чистая поэзия и любовь.

Владислава ШАРКО.

Поделиться с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *