Помнить о погибших

Так называлась рубрика в «Могилевских ведомостях», под которой публиковались списки имен солдат и офицеров, уроженцев Могилевской области, погибших в фашистских лагерях и до какого-то времени считавшихся без вести пропавшими. В 2009 году в районной газете также публиковались такие списки. Их готовил и присылал сразу на районный совет ветеранов А.В. Котягов.

Встретить в них имя отца, деда, брата, на которых когда-то в семьи пришли извещения со словами «пропал без вести», несущими неопределенность, для многих было и ответом на мучивший вопрос, и импульсом к поиску новой информации. Источником таких сведений стали сайты «Память народа», «Мемориал». А вот краснопольчанину В.И. Лесниченко представилась возможность не только прикоснуться к архивным документам, но и возложить цветы к месту захоронения своего погибшего в немецком военном плену брата, высыпать на его могилу привезенную горсть родной земли.

…Из семьи Ильи Дмитриевича и Ульяны (в общении звали Улита) Захаровны Лесниченко (п. Ляды Горского сельского Совета) на войну с фашистскими захватчиками ушло четыре сына, три из них – сыновья Ильи Дмитриевича от первого брака: Кузьма 1912 г.р., Тимофей 1919 г.р., Алексей 1923 г.р., один – сын Улиты Захаровны от первого брака Илья. Общий ребенок, восьмой по счету, Василий Ильич, который и рассказал историю семьи, родился у супругов в 1946 году.

Как явствует из его слов, участь всех троих братьев по отцу трагическая: на всех пришли извещения со словами «пропал без вести». Но о судьбе старшего Кузьмы родителям тогда все-таки кое-что удалось прояснить: со слов очевидцев, его знавших, он погиб где-то в Брянской области в первый же месяц войны. Говорили, что сопровождал скот, который гнали на восток, но был налет вражеской авиации, под бомбами полегли и животные, и люди.

Об Алексее неизвестно ничего. Молчат и сайты, какой ему выпал жребий. Судьба же Тимофея открылась самым неожиданным образом.

Сразу его имя Василий Ильич увидел в списках областной газеты. Многое передумал по этому поводу, хотелось более подробно узнать об участи брата. И обстоятельства сложились таким образом, что его желание исполнилось.

В первых числах февраля 2006 года на Краснопольский райисполком пришло письмо из Белорусского республиканского фонда «Взаимопонимание и примирение». В нем сообщалось, что к ним от имени германского общественного объединения «Фонд «Нижнесаксонские памятные места. Памятные места Вольфенбюттеля» обратился педагогический сотрудник памятного места жертв национал-социализма Маркус Вебер.  Сообщил, что общественное объединение на основании исследования массовых захоронений советских военнопленных восстановило часть имен погибших и в этой связи осуществляет розыск родственников жертв нацизма для возможного установления контактов с ними.

Цели германского общественного объединения, как отмечалось в письме, представляются благородными.

Фонд выразил просьбу принять меры к отысканию родственников погибшего в годы войны в немецком военном плену в Вольфенбюттеле Тимофея Ильича Лесниченко. К письму были приложены и представленные германским общественным объединением документы в отношении него. Также сообщались контактные данные на случай, если родственники выразят желание пообщаться.

Естественно, такой возможности Василий Ильич не мог упустить. Первым делом он обратился в фонд «Взаимопонимание и примирение», где ему  помогли  наладить связь с германским общественным объединением. В ходе общения Василий Ильич поинтересовался у его представителей по поводу посещения места захоронения брата. «Мы это организуем», – последовал такой ответ.

«В Германию я ездил вместе со своим сыном Александром. Кроме нас еще были приглашены две белорусские семьи: одна из Витебска – внучки ехали к деду, и вторая из Лунинца, – рассказывает Василий Ильич. – Нас проводили к месту захоронения наших родных. Там установлена трехгранная стела с надписью на трех языках: русском, немецком и английском. И нам показали, где чей родственник упокоен. Об этом свидетельствовали и приспособленные деревянные шильды на ножке: на каждой был закреплен ламинированный лист бумаги, на котором – фотография узника и информация о нем».          

Таких шильд на месте захоронения установлено 312. Эта цифра прозвучала не только из уст представителей немецкой стороны, выгравирована она и на памятном камне, установленном там же.

«Шильды временные, так нам сказали немцы, – продолжает свой рассказ Василий Ильич. – Со временем, как пояснили, будут делаться другие. Пообещали пригласить еще раз, но пока что тихо. Видимо, дорого обходится организация таких встреч».

Кроме посещения места захоронения, белорусскую делегацию сводили в музей бывшего концлагеря. Он занимает две комнаты, в них хранятся документы на военнопленных, карточки узников концлагеря. Они – как свидетели страшного беззакония и бесчеловечности фашистов. Копии карточек родных были отданы приехавшим белорусам на руки вместе с переведенным текстом.

Василий Ильич долго всматривался в фотографию своего брата на карточке узника. Во взгляде родного человека прочитал скорбь и обреченность. Сжалось сердце. Внимательно изучил и представленную информацию. Тимофею было 22 года, когда началась война. Ростом 165 см, брюнет, по профессии – рабочий. Служил солдатом в 268 стрелковом полку. В плен попал, по-видимому, в первые дни войны, поскольку, согласно записям в карточке, 24.07.1941 г. в лагере Погеген ему были сделаны прививки от оспы и туберкулеза (повторно 01.08.1941 г., 08.08.1941 г.). Первую же регистрацию, как указано, прошел в шталаге (331) ХІ D, где ему был присвоен регистрационный номер 4617. С 15 августа 1941-го Тимофей был в рабочей команде № 265. 1 декабря того же года поступил в шталаг ХІ В, Фаллингбостель и был направлен на работы с рабочей командой № 3009 в Венден. С 15 февраля 1942 года был в рабочей команде № 3168 Кэльбервизе/Брауншвайг. 31 июля был доставлен в лазарет Вольфенбюттель, где спустя время, а именно 10 сентября 1942 года умер от туберкулеза легких.

«Помним, любим, скорбим» – табличку с такой надписью заказал сделать в дни пребывания в Германии В.И. Лесниченко для своего брата и установить ее там же, на стеле. Его просьба, как и остальных членов группы  была уважена.

«Вот такая печальная участь у брата, – вздыхает Василий Ильич. – И сколько было таких, как он, замученных в лагерях молодых парней, мужчин, которым бы жить да жить…».

Во время пребывания в Германии для белорусской делегации были организованы встречи с руководством города Вольфенбюттель, со школьниками. Молодежь интересовалась возрастом Василия Ильича, возрастом родителей на момент его рождения. Когда он им ответил, послышались удивленные возгласы. Впрочем, удивляться есть чему: отцу шел 65-й год, а маме было 54 года.

Состоялся  разговор и на предмет отношения к прошлому. Никто не оправдывает войны, зверств, насилия.

Пять дней длилось пребывание в городе. Поездка туда принесла Василию Ильичу какое-то облегчение. Все-таки важно знать, где покоится родной человек. А тем более, что смог отвезти горсточку родной земли, взятую с могилы отца. А оттуда привез горсточку с могилы Тимофея и высыпал её на отцовскую.

Четвертого брата В.И. Лесниченко, ушедшего на войну, звали Илья Тимофеевич Сидоренко. В 1941-м ему было всего 16 лет. Со слов Василия Ильича, он учился в  ФЗУ в г. Донецке. Так ему запомнилось из разговоров. Но на сайте «Память народа» в одном из военных документов указано, что Илья имел 6 классов образования. Адрес и место работы: Сталинская область, Чистяковский район, шахта им. Лутугина, общежитие. Путь домой у Ильи, когда настигла страшная весть о войне, занял у него целый месяц. Добирался пешком, где удавалось – подъезжал. Вернулся уже на оккупированную немцами территорию района. И несмотря на свой юный возраст, как только представилась возможность, ушел в партизаны. Подробностей его партизанской жизни Василий Ильич не знает. Сказал, делали налеты на немцев.

В ряды Красной Армии Илья был призван сразу же после освобождения района,  а именно 8 октября. И уже в октябре 1943-го под Старинкой принял свой первый бой, был ранен в руку. До конца войны получил еще два ранения: в марте 1944 года и в феврале 1945-го. Воевал на Ленинградском и ІІ-м Прибалтийском фронтах, был автоматчиком. Домой вернулся с двумя боевыми наградами – медалями «За отвагу» и в звании младшего сержанта. Первую медаль получил 4.03.1945 года, вторая украсила грудь героя 21.05.1945 года. За пролитую кровь, как сказано в наградном листе от 3.03.1945 года и приказе командования Ленинградского фронта.

После возвращения с фронта И.Т. Сидоренко какое-то время жил и работал в Краснопольском районе. А потом вместе с друзьями опять уехал в Украину, на Донбасс.

На сегодняшний день В.И. Лесниченко остался один из большой родительской семьи. И, так сказать, хранитель её истории. Но и передавать её тоже есть кому – у Василия Ильича двое детей: сын, дочь; трое внуков. А память – это и есть та ниточка, которая соединяет поколения.

Дина МАНЬКО.
Фото предоставлено В.И. Лесниченко.

Поделиться с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *