Жители Краснопольского района забирают к себе стариков и инвалидов и заботятся о них как о родных

На старости лет люди по разным причинам остаются в одиночестве. Кто-то детей не нажил, у кого-то они есть, но далеко. В 70—90 лет управляться по хозяйству сложно. Конечно, помогают соцработники: в магазин сходят, воды и дров принесут, печь вытопят. Однако многим пенсионерам помощь требуется не трижды в неделю, а ежедневно. В интернат они не хотят, а вот переехать в семью, которая заменит им родных, соглашаются.

Александр и Лариса Шевцовы для Валерия Привалова — самые близкие люди

Один он пропал бы

Александр и Лариса Шевцовы из села Сидоровка взялись досматривать Валерия, когда тому был 51 год.

— Мы раньше жили в деревне Городецкая. Валера часто в гости к нам заглядывал, за детишками присматривал, — рассказывает Лариса Андреевна. — Но так сложилась жизнь, что его родители умерли, сестра и брат в Москве, родная тетка в Гродненской области, а он остался один. Без помощи ему, инвалиду, никак нельзя. Поэтому, когда мы решили перебраться в более оживленную деревню, позвали его с собой. 

 С той поры прошло 3 года, Шевцовы для Валерия Привалова — самые близкие люди. Завидев чужих, он, испугавшись, что его хотят забрать из семьи, даже расплакался:

— Они обо мне заботятся, я их люблю, никто другой мне не нужен.

Чтобы Валерий, у которого ДЦП, чувствовал свою полноценность и причастность к жизни, к семье, время от времени Лариса Андреевна дает ему мелкие поручения. Например, пыль протереть, цветы полить. И он радуется им как ребенок.

Кстати, Шевцовы не афишировали, что приютили чужого человека. Но когда им предложили официально стать приемной семьей, Александр Тимофеевич оформился соцработником на 0,25 ставки. В месяц получает 260 рублей. На продукты они почти не тратятся, выручает большое хозяйство: есть конь, свиньи, куры.

— В районе 1301 одиноко проживающий пенсионер и 186 одиноких. На надомном облуживании — 397 человек, из которых 175 — горожане и 222 — сельчане, — сверяется с цифрами директор Краснопольского районного центра социального обслуживания населения Лариса Тарасенко. — О пожилых заботятся не только соцработники. Есть у нас и замещающие, гостевые, патронатные семьи — земляки навещают чужих стариков, забирают к себе на выходные, праздники. Шевцовы создали приемную семью. Еще с десяток семей опекают чужих стариков на безвозмездной основе. 

Мама для бабушки

Увы, так бывает: взрослые дети отправляют престарелых родителей в интернаты, после их смерти ругаются за наследство… Но есть и другие люди, которые забирают к себе не родных им немощных бабушек и дедушек, скрашивают их старость и одиночество. При этом не получают денег, не претендуют на их жилье. То есть нет в их поступках ни выгоды, ни корысти. 

Жительница Краснополья Любовь Манюкова впервые «удочерила» бабушку 4 года назад, когда вернулась на малую родину с острова Самос:

— Я здесь родилась, работала в ветеринарной лаборатории, а как дети выросли, отправилась на заработки в Грецию. Ухаживала за пожилой бездетной семьей. За 14 лет, что у них жила, Константин и Еви Вьюкас стали мне родными. Я даже внучку в честь Еви назвала. А они, кстати, меня крестили. Мое второе имя — Агапе, что в переводе — Любовь. 

Что Любовь Викторовна на чужбине ухаживала за стариками, в Краснополье знали — в городском поселке сарафанное радио работает исправно. Вот и предложила ей соцслужба позаботиться о землячке, которую парализовало после инсульта. Манюкова сперва по 4 раза в день к Светлане Александровне на дом моталась, а потом забрала к себе в квартиру. 

— Ей постоянный уход был нужен, а сын в Минске, — уточняет Любовь Викторовна. — С ложечки ее кормила, переворачивала, чтоб пролежней не было, учила заново говорить, ходить. И она встала на ноги.

За уход за чужим человеком Манюкова — сама уже пенсионерка — не получала ни копейки, сиделкой не оформлялась. А через года 2 приютила еще и 80-летнюю сельчанку, которую родная дочь фактически за порог выставила. Любовь Викторовна говорит, что тогда же решила переехать в частный дом:

— Я его под дачу раньше использовала, но осознала, что нам с бабушками тут будет уютнее, чем в квартире. Они смогут на крылечко выйти, воздухом подышать, ягодку сорвать, у меня ведь свой парник, огород. Кстати, мои дети меня не отговаривали. Напротив, всячески помогают — и словом, и делом.

А год назад Любовь Викторовна, навещавшая в больнице приятельницу, узнала о горькой судьбе еще одной землячки:

— Одинокая бабушка жила в селе километрах в 20 от Краснополья. И там не нашлось человека, который мог бы за ней ежедневно ухаживать. Соцработник уже не справлялся: у старушки случались провалы в памяти, могла уйти из дома и заблудиться. После того как сотрудники МЧС и милиции нашли ее, замерзшую, в кукурузном поле, она и угодила в больницу. 

На старости лет Елене Александровне Коноваловой, лишенной дееспособности, с диагнозом старческая деменция, светил один вариант: специализированный интернат. Но ей повезло. Ее забрала к себе Манюкова, которой многие говорили: дескать, случай тяжелый, справитесь ли.

Любовь Викторовна справляется. Бескорыстно заботится о старушке. Конечно, та получает пенсию. На еду хватает. Если надо одежду купить или лекарства, «мама» — так часто называет Елена Александровна Любовь Викторовну — добавит. «Мама», которая на 24 года ее моложе (Манюковой 64 года, ее подопечной — 88), говорит, что бюджет у них общий, потому что они — семья.

— Теперь они живут вдвоем, одна из постоялиц Любови Викторовны пошла на поправку и вернулась в родной дом, вторая, которой было 80 лет, умерла, — уточняет Лариса Тарасенко. — И  хотя родня у бабушки есть, хоронила ее Манюкова. Она очень душевный человек. И, кстати, готова взять к себе еще 2—3 старушек. Сказала нам: близятся холода, так что если кому-то из них станет тяжело, везите ко мне — или на пмж, или хотя бы на зимовку.

МНЕНИЕ

Ирина Козелецкая, начальник управления социальной помощи и социального обслуживания Комитета по труду, соцзащите и занятости населения Могилевского облисполкома:

— В области 12 отделений круглосуточного пребывания для людей пожилого возраста и инвалидов, 10 домов совместного сезонного проживания, в которых в обычных квартирах проживает несколько пожилых человек, семь домов зимовки — один пенсионер приглашает к себе на холодный сезон одного-двух земляков. Альтернативные формы устройства одиноких и одиноко проживающих стариков нужны, ведь не все соглашаются на интернат. Поэтому 16 пенсионеров устроены в приемные семьи, еще на Могилевщине более 200 гостевых семей, свыше 350 — патронатных.  

Источник: Народная газета

Поделиться с друзьями