Формула счастья супругов Алепко из Краснополья

Когда попадаешь в их большой дом, сначала можно подумать, что ошибся. Здесь так чисто и уютно, что никогда не подумаешь о большой семье. Только «батарея» равномерно расставленных детских ботинок и туфель напоминает, что пришли по адресу.

Была семья — мать, отец, двое детей. Но супруги чувствовали, что могут сделать счастливым кого-то еще. И вот их жизнь кардинально изменилась. В семье появились дети, которые раньше состояли на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Не каждый рискнет принять подростков с таким статусом. Но Дмитрий и Елена Алепко, наверное, из другого теста. За 13 лет работы в качестве родителей-воспитателей они подарили свою любовь более чем двадцати таким проблемным детям. И продолжают согревать сердца своих новых «дочерей» и «сыновей».

Знак свыше

В доме пахнет пирогами, и пока Влад, которому нет и года, спит, а остальные дети в детском саду или школе  есть время поговорить за чашкой кофе и кусочком вкуснейшего торта «Графские развалины». Это фирменное лакомство от Елены Алепко. Она вообще часто балует членов семьи вкусненьким, а мне к тому же посчастливилось побывать на следующий день после дня рождения одного из воспитанников. Сейчас у Дмитрия и Елены 10 детей в возрасте до 13 лет. В таком формате они живут год. Дети, которых они брали раньше, были почти взрослыми. И их добрые дела начинались нетипично. На все повлиял случай.

В Краснополье пара переехала в 2002 году, когда здесь открылся детский приют. Это была их своеобразная христианская миссия, потому что люди они верующие. Задача заключалась в том, чтобы оказывать детям посильную помощь. Они приходили в гости, играли с детьми, даже приглашали их к себе домой на выходные. Когда приюту исполнилось пять лет, директор пригласил своих добровольных помощников на праздник. Елене тогда очень запомнился танец со свечами. Девочки, как нимфы, кружили по сцене, а женщина не сводила глаз с неуклюжей худенькой Таси Евдокимовой. 13-летняя девочка вызвала такой прилив нежности, что Елена даже не могла спать по ночам — все думала о ней.  Предложение забрать Тасю в семью Дмитрий встретил если не возмущением, то недоумением. «Мы же это не потянем», — пробовал он переубедить жену.

— Наши дети были еще совсем маленькими, но мне также хотелось согреть еще и Тасю, — вспоминает Елена о событиях 13-летней давности. — Ее мать тогда лишили родительских прав. Девушку было очень жаль. И мужа жаль, он не мог меня понять, был в растерянности ... Директор приюта тоже отговаривал, советовал не рисковать, говорил – только намучаетесь. Мать Таси занималась кражами, дочь ее подстраховывала. Мол, что получится с такого ребенка? Но я ничего не могла с собой поделать. Позвонила свекрови. У нас с ней были очень доверительные отношения. Сама для себя решила: как она скажет, так и сделаю. Когда она спросила: «Неужели у тебя не хватит лишней тарелки супа?» — я рыдала от счастья. Слова свекрови были для меня знаком с небес. После этого даже мой муж сдался. Сначала мы взяли Тасю на выходные. Потом она с другими детьми поехала в санаторий, и нам ... без нее стало скучно. И ей, как выяснилось, тоже. Когда она вернулась, мы уже собрали все необходимые документы и забрали девочку к себе.

Это теперь Алепко  живут с детьми в красивом уютном коттедже со всеми удобствами, а тогда у них был домик, маленький даже для четверых. Тася была пятой душой, но для нее тоже нашлось место. Однако вскоре выяснилось, что у девушки есть еще два старших кровных брата. По возрасту Елене, которой на тот момент было 30 лет, они были как младшие братья. Но молодая женщина понимала, что нельзя разлучать родных. Ребята приходили в семью на выходные, просили их забрать. И Алепко сдались. Потом забрали их друга Саньку — парня ростом под два метра. Без них он был совсем одинок.

Все дети оказались способными, хорошо учились. После школы получили высшее образование. Один из братьев стал учителем физкультуры, другой — предпринимателем. Тася окончила МГУ им. Кулешова по специальности психолог. Кстати, Дмитрий поступал в университет вместе со своей воспитанницей. Сначала он окончил факультет дошкольного образования, а затем также учился на психолога.

Трудные — не значит плохие

Раньше было легче воспитывать детей, не было такой сильной зависимости от социальных сетей, больше тянуло к живым отношениям. Взрослые с детьми брали собаку и шли в лес, на природу. Разжигали костер, пели, смеялись и говорили обо всем на свете. Разницы в возрасте почти не ощущалось — они были как равные. И это по-хорошему раскрепощало.

— Нельзя сказать, что дети сразу стали шелковые, — вспоминает Елена тот период. — Случалось, нас и в школу вызывали. Когда они делали что-то вредное, мы с ними разговаривали, и этого больше не повторялось. Они нас очень уважали.

— Эти первые наши дети были благодарны за то, что мы взяли их к себе, — добавляет Дмитрий.

— Для нас они стали толчком, знаком продолжать работать с такими детьми и дальше, — говорит Елена. — Тактику мы не меняли, ребята должны были чувствовать, что мы их друзья, помощники. Это было важно, потому что проблемы, которые они пережили, были далеко не детские. К нам попала девочка, мать которой могла запить и днями не появляться домой. О дочери заботились учителя. Она сама вызывала милицию и убегала в приют. Жить дома было невозможно. Однажды она украла у какой-то бабушки курицу, чтобы приготовить и поесть ... Когда она пришла к нам, ей было трудно от этого отвыкать. Мы учим детей ответственности, даем им деньги, чтобы они могли делать покупки самостоятельно, знали, сколько стоят продукты. Однажды она прибежала домой вся в слезах. У нее была настоящая истерика: в руках деньги, а ей хочется украсть. Мы с ней долго, обнявшись, разговаривали. Именно разговор может решить все те проблемы, которые накапливаются в душе человека, их необходимо высказать. Мы учим детей не замыкаться. Нет ничего зазорного и плохого, чего нельзя высказать. У нас есть мальчик, которого родители вовлекли в порнографию. И он не может удержаться, чтобы не начать искать эти картинки в Интернете. Он признается нам в этом, и мы вместе боремся с проблемой. У нас даже есть молитва, смысл которой в том, что мы больше не хотим так жить и просим Бога помочь нам исправиться. По вечерам здесь, на кухне, за столом обсуждаем прожитый день, просим друг у друга прощения.

С первыми детьми было проще, признаются супруги, потому что они сами их выбирали. Сегодня в их детский дом приходят очень разные воспитанники. Среди них есть дети, нуждающиеся в государственной защите, которые находятся в семье от недели до полугода. Их родителям дается время на реабилитацию, чтобы они могли воспитывать своих детей самостоятельно. Если ничего не меняется, их лишают родительских прав.

— Две семьи из четырех, из которых у нас были такие дети, и сейчас с нами на связи, — радуется Елена. — Родители стараются жить правильно. Когда к нам приходят такие дети, наша задача — прежде всего помочь родителям. Не всегда получается, но надеемся, что некоторым мы все же открыли глаза.

Книга жизни и шкатулка желаний

Дмитрий и Елена хорошо знают: некоторые дети только у них поняли, что такое настоящая семья. И очень бы хотелось, чтобы эти чувства оставались с ними навсегда. Так родилась идея делать для каждого воспитанника своеобразную Книгу жизни.

— Начинали просто с фото, — говорит Дмитрий. — А потом стали прикреплять к ним визитки с краткой информацией о ребенке и его жизни в нашей семье. В 2014 году, когда мы были в Минске на конференции приемных родителей, нас даже попросили такой альбом для обмена опытом. Для себя храним альбомы в электронном виде и просматриваем их все вместе по вечерам. Здесь наши праздники, выпускные, спортивные соревнования, велосипедные прогулки, походы, поездки за город, огородные дела — все то, чем наполнен каждый день.

Со снимков смотрят такие веселые и искренние лица, что Дмитрию и Елене даже немного начинаешь завидовать. Какие же они счастливые! Вон и благодарностей сколько за хорошее воспитание детей, за их успехи в конкурсах и спорте. Супруги учат приемных детей быть сильными, ставить перед собой цели и добиваться их.

— Дети много рисуют, пишут нам, у нас даже есть шкатулка желаний, — рассказывает Дмитрий. — Но их просьбы не должны быть связаны с материальными затратами. Они просят для себя неких духовных подарков. Вот Настя написала о Боге. Признается, что день был прекрасный.

Беспокойное хозяйство

Мои собеседники — горожане по происхождению и про хозяйство до определенного момента времени имели весьма отдаленные представления. Однажды местная бабушка подарила им курицу с цыплятами. Елена со смехом вспоминает, как она по незнанию накормила их рисом с маслом и сахаром, чтобы они росли быстрее. Это сейчас смешно, а тогда, когда почти взрослые куры попадали на землю от несварения желудка, было не до шуток. А настоящее понимание и интерес к этим питомцам пришел немного позже, после знакомства с православным священником Владимиром, у которого на содержании были действительно чудесные птицы ... А сейчас у них самих каких только нет летунов, есть даже фазаны.

Птицы и огород — хорошая поддержка для большой семьи. В прошлом году Алепко приобрели автоклав и готовят вкусную тушенку из мяса. Ее даже не сравнить с магазинной. А летом у них на грядках зреют помидоры, огурцы, перец ...

— В этом году мы заготовили много двухлитровых банок огурцов, — рассказывает Елена. — Нашим студентам такой размер больше нравится. Когда дети покидают нас, ответственность за них несет учебное заведение. Но они все равно приезжают к нам, и мы готовим для них гостинцы. Денег всегда не хватает, мы не жалуемся и благодарим Бога, потому что умеем из ничего сделать что-то. Муж подарил мне книгу моих любимых рецептов. Очень удобная штука. И еще мы любим все улучшать.

После того, как Дмитрий выучился на психолога, он совмещал обязанности родителя-воспитателя и педагога-психолога в Краснопольской гимназии. В учреждении 480 детей, работы хватает: это и упражнения, и консультации, и трудные дети. Елена заметила, что когда муж стал работать психологом, стало даже проще. Конфликты гасятся до того, как успеют вспыхнуть. Полученные знания помогают не только в работе с воспитанниками, но и им самим.

— Самое главное — научиться любить, — говорит Дмитрий. — Если тебе 19 и ты влюблен, это совсем другое. Со временем начинаешь замечать более основательные вещи. Кому-то нужны слова, кому-то — чувства, кому-то прикосновения — все мы разные. Мне нравится, когда жена подбадривает меня, а ей нравятся записки. Мы вместе 25 лет, и наша любовь не угасает.

— Когда помогаешь друг другу — это тоже язык любви, — говорит Елена. — Надо изучать человека, чтобы понять, что ему нужно. Семейные скандалы возникают из-за того, что люди стали менее разговорчивыми. С годами, кажется, нужно становиться ближе, а люди отдаляются, потому что не разговаривают. Когда дело доходит до развода, самое время сесть за стол и не выяснять отношения, а проанализировать, что было сделано не так. Вспомнить, где и когда вы перестали понимать друг друга. Даже предательство нужно прощать, чтобы сохранить отношения. Понять, почему это произошло. Если простить невозможно, нужно честно ответить самому себе, сможешь ли ты и дальше жить с этим человеком. Если нет, его нужно отпустить, чтобы не жить с болью. Мы обижаемся, когда не прощаем. И это тоже вредно для здоровья. Надо много работать над собой. Дети также нам в этом помогают. Благодаря их поступкам меняемся и мы.

Нелли ЗИГУЛА, zviazda.by
Фото автора и из архива Дмитрия и Елены Алепко.

Поделиться с друзьями
536 просмотров