«Это надо живым!» Могилевские поисковики почти 30 лет возвращают имена погибших солдат

Сколько бы не звучали строки реквиема Роберта Рождественского «Это нужно — не мертвым! Это надо — живым!», какими бы зачитанными и заслушанными они не казались, каждый раз в них вкладывается неподъемный по значимости смысл. Это то, что нельзя передать словами — можно лишь понять сердцем, прочувствовать исторической памятью. Как никто лучше об этом знают в областном историко-патриотическом клубе «Виккру», которому по итогам 2021 года присуждена премия «За духовное возрождение». Корреспонденты БЕЛТА встретились с могилевскими поисковиками, чтобы поговорить о трагедии Великой Отечественной войны, увековечении памяти погибших, воспитании молодого поколения, патриотизме и его истоках.

Память о войне кровоточит в каждой семье

Могилевский областной клуб «Виккру» — самое большое общественное объединение поисковиков в стране. В его состав входят 23 поисковые группы в 15 районах области, а это 150 активных «штыков». Еще около 20 групп и отрядов созданы на базе учебных заведений региона. За почти 30 лет продуктивной работы виккрувцы не раз отмечались наградами, причем не только белорусского образца, — есть в их копилке медали и знаки отличия Минобороны России. Однако премия «За духовное возрождение» занимает особое место, потому что стала признанием в своей стране, у себя дома. За такую высокую оценку поисковики безгранично благодарны и государству, и Президенту.

«В первую очередь это заслуга всех наших ребят: каждый внес вклад в это благородное дело, — говорит основатель и бессменный руководитель клуба, историк, писатель и краевед Николай Борисенко. — Думаю, эта работа востребована не только в обществе в целом, но и в каждой белорусской семье. Ведь число пропавших без вести в ту войну очень велико — по бывшему Советскому Союзу счет идет на миллионы. Память о войне кровоточит в каждой семье. И чтобы вернуть как можно больше без вести пропавших, мы и работаем».

Востребованность в возвращении имен своих предков будет еще не у одного поколения, уверен историк. Человеческая память имеет свойство постоянно бередить раны прошлого. Именно поэтому эстафету родных и близких солдат, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, перенимают их внуки и правнуки. Люди начинают интересоваться историей своей семьи, своего рода. И это обнадеживает поисковиков, дело которых с годами не затихает, а наоборот, возрождается и набирает силу. «Когда в обществе это востребовано, то за спиной вырастают крылья, хочется свернуть горы, — уверен Николай Борисенко. — Особенно за живое трогают искренняя благодарность и слезы счастья, когда находим чьих-то родных и сообщаем об этом. Это то, что нас держит и вдохновляет».

Слова историка подтверждают цифры: из почти 330 тыс. захороненных в Могилевской области солдат известны имена лишь 68 тыс. Вернуть этих людей из небытия — поле деятельности не только поисковиков, но и всех неравнодушных, в том числе музейных работников, представителей исполнительной власти. «Старшее поколение всегда будет вспоминать со слезами о событиях 80-летней давности, потому что по белорусской земле прокатилась самая страшная в мировой истории война, — говорит руководитель „Виккру“. — Причем она возвращалась в Могилевскую область дважды: тяжелые бои шли вокруг Могилева в 1941-м, освободительные схватки с врагом вспыхивали в 1943—1944 годах. На территории Могилевской, Витебской и Гомельской областей перед освобождением фронт стоял 9 месяцев. За это время здесь произошло много трагических событий».

«Ребенком я играл в войну настоящим оружием…»

Интерес к истории военного времени у Николая Сергеевича зародился в детстве. «Любой психолог скажет: первопричины всегда нужно искать в детстве — и будет прав, — улыбается историк. — Вот и у меня это проявилось через семью и место, где я вырос. Родился в Могилеве, но уже через 2 месяца мать переехала к своим родителям в небольшую деревеньку Удовск Чаусского района. Отец был военнослужащим срочной службы, погиб при исполнении служебных обязанностей после моего рождения в 1956 году. Эти деревни — Самулки, Удовск, Благовичи, Темнолесье — места ожесточеннейших боев 1941 года. Через эти населенные пункты защитники Могилева выходили из окружения и пытались прорваться сквозь немецкое кольцо на восток. Трехдневные бои оставили здесь страшный след, и вся семья вольно или невольно участвовала в этом. По немецким данным, более 6 тыс. советских бойцов 61-го стрелкового корпуса общевойскового тактического соединения попали здесь в плен, не менее 3 тыс. погибли. Все они остались незахороненными и легли в землю безымянными».

В местах своего детства Николай Борисенко организует поисковые экспедиции практически ежегодно. Будучи еще маленьким, задолго до поступления на исторический факультет БГУ, он знал, что происходило в этих краях в годы Великой Отечественной войны. «Ребенком я играл в войну настоящим оружием, и это оставило неизгладимый след, — с грустью вспоминает он. — После сельской школы было Калининградское мореходное училище и 4 года морской романтики в качестве помощника капитана. Но зов родного края оказался сильнее: белорусы земные люди, а чтобы прикипеть к морю раз и навсегда, нужно все-таки там родиться. Увлечение историей и краеведением вело меня по жизни и в итоге возвратило в русло, которое было заложено еще в детстве».

По словам Николая Борисенко, самое сложное для поисковика — предварительные исследования, работа в архиве с документами. Важно найти местность, где есть перспектива поиска. В первую очередь интерес представляет 1941 год, самый неизведанный. С одной стороны, он полон белых пятен, с другой — время дает надежду восстановить имена погибших бойцов. Именно тогда практически у всех солдат были медальоны. «В 1942 году медальоны отменили, и число пропавших без вести бойцов резко возросло, — отмечает историк. — Поэтому первый год Великой Отечественной войны намного результативнее в работе. Пусть мы поднимем десяток бойцов 1941-го, из которых есть шанс установить 5 имен. Но мы также можем поднять сотню бойцов 1943—1944 годов — и ни одного опознанного. Это больно и обидно, когда погибший или пропавший без вести солдат остается безымянным».

За годы работы было много поисковых экспедиций, проектов, книг. Вместе с 52-м отдельным специализированным поисковым батальоном Министерства обороны подняты и перезахоронены почти 1,5 тыс. солдат и командиров Красной армии. Неотъемлемой частью работы стала и мемориализация: по инициативе клуба установлено 35 памятников и памятных знаков. Поисковики работали и над реконструкцией мемориального комплекса «Памяти сожженных деревень Могилевской области» в деревне Борки Кировского района, где в 1942 году произошла одна из самых крупных карательных операций нацистов за годы Великой Отечественной войны. Именно виккрувцы установили, что здесь погибли не 1,8 тыс., а более 2 тыс. человек. Поисковики участвовали в концепции создания мемориала, искали и составляли тексты воспоминаний очевидцев, предложили сделать голосовики — безысходное материнское пение над пустой колыбелью, скрип детских качелей. «Идея заключалась в том, чтобы не показывать людям сухую статистику войны, а придумать такую форму, которая позволит достучаться до каждого», — говорят они.

Нельзя строить будущее, не помня прошлого

За время работы через историко-патриотический клуб прошли более 1 тыс. человек Многие ребята, попавшие в «Виккру» еще учащимися, уже вырастили своих детей. Со временем кто-то терялся и пропадал, а для кого-то увлечение поиском становилось делом всей жизни. Одно можно сказать точно: время, проведенное в клубе, изменило каждого. Поисковики уверены: уроки истории не проходят бесследно, они заставляют переосмыслить прошлое и настоящее, определяют будущее, закладывают ростки патриотизма в сердца и умы. Именно поэтому в клубе сейчас уделяют огромное внимание воспитанию подрастающего поколения, и в первую очередь через конкретные дела.

«Поиск — идеальная форма работы, позволяющая достучаться до ребенка, — уверен Николай Борисенко. — Именно поэтому мы стали приводить детей на раскопки и показывать им свою работу. Вот она — настоящая война: сколько лет солдат лежал всего в полуметрах от поверхности земли. Смотрите, в каком виде он принял свою смерть. Мы рассказываем, какой здесь был бой, как дрались противники и кто победил. Они все видят в деталях — здесь и сейчас, поэтому такие уроки производят на них неизгладимое впечатление».

«Историю нельзя забывать, ведь память — фундамент строительства любого государства, основа единства людей, — говорит руководитель „Виккру“. — Память — залог того, что страна не расколется на мелкие кусочки. Люди живут памятью, как бы ни хотели от нее уйти. Многие представители молодежи сегодня говорят: „Зачем нам прошлое? Мы уже давно от этого отряхнулись и не хотим ничего знать!“ Но это первый шаг к тому, что государство теряет будущее. Историческая память — то, за что держится любое поколение. Нельзя строить будущее и не помнить прошлого. Как только мы займемся космополитизмом и воспитаем человека без Родины и флага — бери голыми руками эту страну. Без памяти нашим детям не на что опереться — мы выбиваем у них почву из-под ног».

Нас защищали тоже дети и отдавали свои жизни не задумываясь

С этими словами полностью согласна жена историка Светлана Борисенко, для которой поисковая работа также стала неотъемлемой частью жизни. «Дети были в поисковом движении всегда, и с каждым годом мы начинаем активнее привлекать их к этой работе, — говорит она. — В рамках нашего проекта „Память“ мы увидели, насколько это результативно. Те же уроки под открытым небом, когда ребята из близлежащих школ приходят к нам на раскопки и имеют возможность увидеть своими глазами оскал той страшной войны. Мы показываем при эксгумации, что осталось от бойца: у погибших прострелены черепа, не хватает рук или ног, они все иссеченные, с застрявшими осколками мин в позвонках… Но в большинстве своем обращаем внимание, что у погибших зубки все — один в один, значит, молоденький мальчик лежит. Он старше этих детей был всего-то на пару лет и на то время осознанно принял это решение — защищать Родину. Мы сегодня говорим про 18- и даже 20-летних — они же дети. Но ведь нас защищали тоже дети и отдавали свои жизни не задумываясь».

Именно на таких уроках дети разом перестают галдеть, разговаривать и пересмеиваться, начинают внимательно слушать и задавать много вопросов. Также при встречах поисковики рассказывают о своей работе, показывают видеофильмы и демонстрируют фотоматериалы, дают возможность потрогать экспонаты тех лет — оружие, предметы солдатского быта. В этом году виккрувцы шагнули еще дальше: школьники региона примут участие в марше памяти и торжественно пронесут на параде 9 Мая не только портреты и имена погибших в годы войны родственников, но и бойцов, отдавших жизни в битве за их населенный пункт. Для этого учащимся необходимо будет провести большую поисковую работу: уточнить через базы данных всю информацию — полные имена бойцов, звания, даты гибели. «Такая форма работы — отправная точка в разговоре с детьми о патриотизме», — уверена Светлана Борисенко.

«Если мы сейчас не возьмемся за наших детей — возьмутся другие, а за будущее надо бороться, — говорит она. — Нельзя допустить, чтобы война для молодежи оставалась лишь зубрежкой учебника по истории или фильмом со спецэффектами, снятым даже без научного консультанта. Война была совсем другой, и маленькими мы хорошо это понимали. У нас были дедушки, награды которых мы могли подержать в руках и спросить, как они воевали. У нас были бабушки, которые ставили портрет сына или мужа, клали кусочек хлеба, доставали маленькие треугольники бумаги и плакали о не вернувшихся с войны. Все это воспитало в нас совсем другое отношение к страшным событиям тех лет и совершенно другое мировоззрение, где мирное небо над головой — действительно самая большая ценность в жизни».

«Враги сожгли родную хату...»

У Светланы Борисенко с фронтов Великой Отечественной вернулись оба деда, но в семейной истории рубцом на сердце осталась другая трагедия: 15 сентября 1943 года фашистские захватчики заживо сожгли 12 родственников по отцовской линии. Тогда от рук карателей единовременно погибли более 300 мирных жителей деревни Горяны Могилевского района. «В тот день моя прабабушка ушла за солью в Могилев, а когда вернулась… Муж, две дочери с детьми, две невестки с маленькими детьми — никого не стало, — вспоминает Светлана Борисенко. — Мой дед на 9 Мая все время плакал и пел песню „Враги сожгли родную хату“. Это было просто невыносимо, потому что в том огне сгорела первая жена и первенец. Их опознали по обугленным кусочкам пеленки — все, что осталось».

В советские годы дети, которые росли в этих краях, постоянно ходили к месту трагедии. Девочки набирали в подолы песок и просеивали к памятнику в Горянах дорожку, несли на мемориал букеты цветов. «У нас это шло изнутри искренним порывом, — вспоминает она. — И очень хотелось, чтобы такое отношение к войне было и у современных детей. Чтобы они чтили и помнили подвиг советского народа, уважительно относились к событиям тех лет. Если удастся до них достучаться, это обязательно сыграет свою роль в то время, когда они станут взрослыми. В свое время ветераны сделали очень много для формирования нашего мировоззрения. К сожалению, сейчас действующих участников той войны уже нет, поэтому их работу по патриотическому воспитанию молодежи должны продолжить все мы».

Поделиться с друзьями
134 просмотров