Листая страницы жизни

Жизнь каждого человека – это и одна отдельно взятая история, присущая только ему, и история, вкрапленная, как узор, в канву пути общества на том, или ином периоде его развития. Особенно ярко это прослеживается в жизни пожилых людей. Поговоришь с таким человеком – и понимаешь, что не только с личным соприкоснулся, но и ещё чуть ли не с целой эпохой.

Один из таких моих собеседников – А.Г. Михейкин. Многие эпизоды в воспоминаниях Александра Григорьевича затрагивают и дорогих ему людей. А это наделяет повествование о прожитых годах, о произошедших событиях более интересным и глубоким смыслом.

Родился А.Г. Михейкин в д. Дубрóвка Краснопольского района. Из этой же деревни был родом и его отец Григорий Михайлович. Мать была родом из Костюковичского района. Но вот познакомиться довелось им не в своей местности – в Могилеве. Любовь Севостьяновна училась в институте на учителя, а её будущий муж приобретал специальность механика в Буйничской школе МТС.

Отец А.Г. Михейкина – фронтовик. На Великую Отечественную войну с немецко-фашистскими захватчиками был призван в 1943 году, после освобождения района. Воевал на 3-м Белорусском фронте. Пехотинец, радист. Освобождал Минск. Участвуя в боях за Родину, дважды был ранен. Одно ранение было тяжелым. Как явствует из наградного листа (сайт «Память народа»), представляли к медали «За отвагу», но в результате  в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета ССР за храбрость, проявленную в боях, был награжден орденом Славы III степени. Награда нашла героя уже в послевоенное время, в ноябре 1947 года, когда нес службу в рядах Советской Армии артиллеристом, в войсковой части г. Гродно. Там её ему и вручили.

Рассказывая об этом эпизоде из жизни отца, Александр Григорьевич отметил, что сам он, будучи незадолго перед выходом на пенсию в Гродно в командировке, не преминул пройтись по той улице (Ожешко), где некогда дислоцировалась войсковая часть, в которой служил отец. Ему было интересно посмотреть, соотнести все со словами отца, отметить, что изменилось.

Так получилось, что во время учебы в Буйничах Григорий Михайлович подружился с двоюродным братом Любови Севостьяновны. Тот их и познакомил. Позднее Г.М. Михейкин окончил техникум в Городке Витебской области. А начинал свою трудовую деятельность в совхозе «Краснопольский». Через года два его перевели работать механиком в Краснозвездную МТС, располагавшуюся в д. Высокий Борок. Там и протекала дальнейшая жизнь семьи.

После окончания школы А.Г. Михейкина призвали в армию. Служил в войсках ВВС механиком – занимался обслуживанием  самолетов, предварительно пройдя обучение в школе младших авиационных специалистов. Казалось бы, вот она точка отсчета выбора дальнейшей профессии. Но нет. С этим Александр Григорьевич определился ещё лет в 10. Когда ему кто-то из взрослых говорил, мол, будешь учителем, как твоя мама, он всегда утверждал, что будет механиком. И здесь можно судить не только о примере отца, но и о той технической жилке, которая передалась от него к сыну.

Григорий Михайлович был из категории людей, о которых говорят – Кулибин. «За свою жизнь он собрал не один самодельный трактор», – говорит Александр Григорьевич.

Интересен и такой факт. «Самоделкиных», как Г.М. Михейкин, в Высоком Борке было ещё два человека. Один из них, Ставинский, также смастерил трактор, пользовался им. А чуть погодя, как фронтовик, мужчина уехал в госпиталь подлечиться. Но тут у правоохранительных органов возникли вопросы, и трактор был изъят. Эту новость жена Ставинского как можно скорее сообщила мужу. И тот прямо из госпиталя поехал на прием к прокурору. Претензии, как оказалось, были по части передвижения по дорогам – трактор ведь самодельный. В результате технику возвратили хозяину.

«Я тогда взял и написал в журнал «Моделист-конструктор, – рассказывает А.Г. Михейкин. – У отца такой же самодельный, вдруг и к нему вопросы будут? Оттуда пришел ответ, что можно пользоваться любой подобной техникой, но передвигаться по дорогам местного назначения. Этот ответ отец всегда держал при себе в кармане, когда приходилось выезжать на дорогу».

На то время А.Г. Михейкин уже отучился в техникуме механизации г. Кличева, был женат. По распределению работал в Горецком районе, колхозе «Путь Ленина». Там прошло  десять лет. «Председателем колхоза тогда был И.А. Медведев, – вспоминает Александр Григорьевич, – прекрасный человек и руководитель, душой болеющий за дело. Ответственно подходили к работе и колхозники. В период посевной кампании трактора гудели на полях уже в пять утра. Был стимул. Каждый из работающих знал, что может получить за свой труд. К примеру, механизаторы за посевную могли заработать по 300 рублей зарплаты и плюс рублей 500 премии. Чтобы понять ценность этих денег, можно сказать, что их в то время хватало на покупку мотоцикла марки МТ. Поэтому и старались».

Поддерживалась и инициатива. Один год, 1979-й, осень выдалась дождливой. Участок семенного картофеля площадью около 15 гектаров оказался под угрозой вымокания. Почва тяжелая: суглинистая.  При распашке плугом земля ложилась пластами, клубни заваливало. «Надо спасать урожай», – такую задачу поставил перед специалистами председатель колхоза. Агроном принес механикам снимок корпуса окучника, чтобы сделали похожий для уборки картофеля. Сделали, попробовали – всё равно не то. И тут Александра Григорьевича осенило, а почему бы к окучнику вместо крыльев не приварить прутья? Работа закипела. Модернизированное навесное оборудование тут же прицепили к трактору – и в поле. И уже с первых метров движения техники всем стало ясно: дело пошло. Порадовал и сам картофель. Урожайность тогда получили высокую.

«А ещё сцепки делали на трактора, – продолжает свой рассказ А.Г. Михейкин. – Два культиватора сразу цепляли на «Кировец». Ширина захвата составляла в итоге 8 метров. За смену это позволяло порядка 70 га почвы обработать. Весомая цифра».

На то время в хозяйстве по 500 га льна сеяли, картофельные поля занимали в структуре севооборота порядка 160 га. А зерна один год получили столько, что по 500 кг дали бесплатно на каждый колхозный двор. «По сдаче зерна государству выполнили два плана, можно было бы ещё сдать, а уже не брали», – так описывает А.Г. Михейкин тот урожайный год.

Памятно ему то время и встречей с первым секретарем ЦК КП Белоруссии П.М. Машеровым. Петр Миронович в период уборочной кампании совершал рабочие поездки по регионам. Прилетел на вертолете и в «Путь Ленина», на поле, где велась уборка зерна. А.Г. Михейкину было поручено выполнять обязанности слесаря-наладчика, а одному из опытных комбайнеров, А. Чернявскому, нужно было продемонстрировать на ходу разгрузку зерна. П.М. Машеров не разрешил остановиться ни одному из комбайнов. Сам забирался в кабину движущейся техники, каждому механизатору пожал руку, поинтересовался как дела и т.д. «Люди были тогда так довольны его вниманием, отношением, – отмечает общее настроение своих бывших сельчан А.Г. Михейкин. – Ещё долго вспоминали его визит».

Удивили в рассказе собеседника и некоторые факты из уклада жизни колхозников Горецкого района в то время. По его словам, никто не держал своих коров. Если нужно было молоко, его выписывали и брали на ферме. Также выписывали мясо. Огород был 50 соток. На нем выращивали зерновые, а зерно затем продавали. И такого порядка придерживались много в каких колхозах.

За полгода до аварии на Чернобыльской АЭС Михейкины возвратились на свою малую родину. Так захотела супруга Александра Григорьевича, Людмила Викторовна. Что-то её потянуло домой, и он противиться не стал. И, считай, только приехав, куда-то выезжать из Краснополья  в связи со случившейся аварией уже не решились. 

Трудовую деятельность Александр Григорьевич продолжил в райагропромтехнике. Сразу какое-то время исполняющим обязанности главного инженера, а затем главным инженером. Отвечал за производство работ всей организации, в которую входило несколько участков: линейно-монтажный, мастерская, автогараж и др. Ремонт и обслуживание оборудования животноводческих ферм, ремонт и обслуживание техники и многое другое – всем этим и приходилось заниматься. «Ремонт техники вели не только на базе райагропромтехники, – отмечает А.Г. Михейкин, – но и по всем хозяйствам района. Один год в течение двух  месяцев подготовили 32 комбайна. Это было очень напряженное время. Может, потому цифра и запомнилась. А вообще с хозяйств в течение года поступало на ремонт и техобслуживание по сотне единиц техники. Нередко бывали такие дни, что уходишь на работу – дети ещё спят, с работы приходишь – дети уже спят. Жена ничего не говорила мне по этому поводу – всё понимала». 

В райагропромтехнике А.Г. Михейкин проработал 16 лет. К месту сказать, в этой организации он возглавлял совет товарищества изобретателей и рационализаторов. Как писалось в районной газете 1988 года, рационализаторами было сделано многое за последнее время: стенд для проверки транзисторных систем зажигания, приспособление для реставрации втулок горизонтальных и вертикальных шарниров тракторов Т-150, приспособление для разборки поливочных насосов всех машин и др.

И что при этом отмечалось, к рассуждениям, советам А.Г. Михейкина прислушивался каждый член товарищества. Ну а истина рождалась в споре.

Последние 10 лет перед выходом на пенсию А.Г. Михейкин работал в управлении сельского хозяйства и продовольствия инженером по охране труда и энергосбережению. Дело свое знал.

Свои технические способности Александр Григорьевич применил и во благо своей семьи – смастерил самодельный трактор. А как же. Чтобы сапожник без сапог – так не годится. Ведь, несмотря на загруженность на работе, Михейкины, как и многие тогда, даже живя в квартире, держали подсобное хозяйство: свиней, курей. У них были гряды за ветлечебницей, участок земли около д. Мазуровка. Поэтому и нужен был «помощник» – трактор. А ещё смастерил к нему распашник с прутьями, такой же, как когда-то в колхозе «Путь Ленина». Но жене о нем ничего не сказал. Продемонстрировал уже на  участке с картофелем, сделав, таким образом, ей сюрприз. Она взяла вилы откопать картошки, а муж показал свое изобретение. И скопали не одну борозду. За несколько поездок скопали и все 20 соток. Позднее трактор переделал под мотоблок. Ещё со временем купили заводской мотоблок и к нему фрезу. Эта техника намного облегчила труд на земле.

А ещё Михейкины завели себе коз. Давно это было и с подачи второй жены Г.М. Михейкина (мама Александра Григорьевича умерла в 48 лет, и у отца был второй брак, а сам он умер в декабре прошлого года в возрасте 92 лет).

Пятый год пошел, как умерла Людмила Викторовна. Но как бы ни было трудно без нее, коз А.Г. Михейкин все равно не сбывает. Начинали с двух козочек, потом количество довели до 13, а теперь осталось всего четыре. «Не могу я с ними расстаться, ведь это её козы…», – со вздохом говорит мужчина.

Оставшись один (дети живут в Минске), А.Г. Михейкин заполняет день хлопотами по хозяйству.

Дети звали отца к себе, когда умерла их мать. «Но как же её тут одну оставить?», – такой вопрос задал сам себе Александр Григорьевич, и не поехал.  

А я попросила его дать ответ на вопрос «прожил бы он ещё раз свою жизнь заново, ничего в ней не меняя, если бы была такая возможность?». Над ним раздумывал недолго. Ответил так: «Наверное, да».

Дина МАНЬКО.
Фото Романа ЕЗЕРСКОГО.

Поделиться с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *