Деревенька моя: от Гнилицы до Ленина

Деревня, как живой организм, живет и дышит. А со временем стареет. Дачники, родственники старожилов, небольшое количество реальных местных жителей поддерживают ту искорку селенья, что не дает ему исчезнуть. Но судьбы у каждой старушки-деревни разные. Мы решили коснуться одной из них с историческим названием Гнилица.

В поисках жизни

Найти дорогу к этой деревне, имеющей статус агрогородка с 2010 года, легко и без посторонней помощи, но подъезжая, мы взяли с собой проводника – местного жителя, который пожелал остаться неизвестным, зато по пути к месту назначения поведал нам историю названия деревни.

Деревне более 255 лет. Деревне больше 255 лет. Она упоминается в письменных источниках еще с 18 века. В 1768 году село Гнилище – дворянская собственность. В 1816 году в ней насчитывалось 69 дворов, 249 жителей. С течением времени количество местных только росло. В 1858 году, период, когда деревня относилась к Чериковскому округу Могилевской губернии, в ней проживало уже – 256 жителей.

Свое название она получила, во-первых, от слов «гниль, гнилое, гиблое место», во-вторых, – от слова «глина», которой в этих местах очень много. В отдельных местах залежи красной глины доходят до 1,2 метра.

В Гнилице располагались: пансионат и кирпичный завод. Все эти «богатства», естественно, собственность помещика В.И. Баранова. Крестьяне же, как и во многих деревнях царской России, тяжело трудились, наказывались за каждый мнимый проступок, умирали, не получая никакой медицинской помощи.

Атмосфера деревни Гнилица напоминала самый настоящий ужас: безграмотность, низкий уровень культурного развития, дикий страх перед несуществующими сверхъестественными силами, рабский труд на помещика за кусок хлеба. «Покривленные ветром крыши покосившихся убогих крестьянских домишек, грязная деревенская улочка, зловонный запах болотной твани – лучшие факты, красноречиво говорящие о судьбе этой деревни (из реферата Г.П.Черткова, 1980г.) К тому же за всю историю своего существования она не раз сгорала дотла, оставляя крестьян без крова. Люди уходили в город, но там становились дешевой рабочей силой для фабрикантов и заводчиков. Многие возвращались обратно, кое-как восстанавливали дома и снова приступали к рабскому труду на Баранова. Но время шло, и в сердцах гниличан назревала ненависть…

Немой протест против царского режима

В начале двадцатого столетия волна протеста приняла широкий размах. Жители Гнилицы приняли активное участие в поддержке восстания в д.Горы, в имении пана Стоша. Но большой отряд конной полиции жестоко подавил восстание. Руководитель и организаторы восстания подверглись аресту и были посажены в тюрьмы. Стоит сказать, что эта идея лишь отчасти может считаться революционной. Это объясняется политической отсталостью  неграмотного крестьянского мировоззрения. Однако время уже требовало неминуемых перемен. И в это время за сотни верст от Гнилицы назревало событие, призванное открыть новую эру в истории всего человечества. Во главе его – вождь мирового пролетариата – Ленин.

Революция свершилась  

Кулачество ликвидировано как класс, организовываются кооперативы. А в 1930-м году в деревне Гнилица был создан колхоз с громким названием «Кремль». Интересуемся у местного старожилы, почему именно «Кремль»? Он отвечает: «Ясное дело, все колхозники работали у нас в «Кремле». Поэтому старались, кто ж захочет Кремль подвести? Ну, а если честно, то ориентация была на Москву». Жизнь в те годы у гниличан заиграла новыми красками: повысился материальный уровень колхозников, для их детей была открыта начальная школа.

Только жизнь наладилась, пришла война

Послевоенное восстановление было медленным, зато уверенным.

Надежда Шеменкова впервые примерила свои медали.

«Мой отец умер в Туле в 1943 году и был похоронен в братской могиле. Мать осталась одна с шестью детьми. Есть было нечего, одежды тоже. Старшая сестра Катя уехала в Ленинград и прислала нам оттуда свой рабочий халат. Из которого наш дядя пошил нам с младшей сестрой бурки, добавив туда немного ваты и самодельную стельку, и фуфайку одну на двоих. Но была возможность учиться. Детей было много по три параллели каждого класса. Школа десятилетка. Ее и закончила. Учиться дальше никуда не поехала. Пошла работать в колхоз. Сначала свинаркой, затем дояркой. Колхоз переживал не лучшие свои времена. Работали за трудодни, получали «зарплату» вторым сортом зерна. За один трудодень где-то 300 граммов выходило. Для еды оно непригодно, кормили им только скот.

В Гнилице у нас была больница на двадцать пять коек. Там я поработала техничкой и даже конюхом, извозчиком. Все умели наши деревенские. После, еще лет пятнадцать, почту носила. С каждым годом жизнь потихоньку становилась легче и только сейчас стала самой лучшей за все мои 87 лет. Несмотря на нищету и ежедневный изматывающий труд, тогда мы жили весело. Пели песни и танцевали, прямо у меня в хате, ходили друг к другу в гости, на Рождество носили пироги, помогали, чем могли. Сейчас ко мне часто приходят, мои двери открыты для всех, но все уже иначе. Помню, славилась наша деревня горшками глиняными, их возили продавать на базар, а нас там обзывали «Гнилица – воров столица». Чистой воды – вранье, скажу вам. Люди, конечно, разные были всегда и во все времена, но так называли, потому что в рифму, складно», – рассказывает  Надежда Шеменкова, уроженка деревни Гнилица.  

К слову, во время беседы выяснилось, что наша собеседница – обладательница двух медалей: «За материнство», она воспитала пятеро детей и «За доблестный труд» —  всю жизнь работала, не жалея себя.

В шаге от современности

Удалось поговорить с одной уникальной семьей: супругами Екатериной и Александром Марзалюк и их сыном Александром. Они считаются местными уже пятьдесят семь лет.

Местный краевед Александр Марзалюк.

«Мы приехали сюда в 1966. У нас с женой не было здесь никого. Мы оба учителя: я истории, она математики и физики. Не могу сказать, что меня что-то здесь прельщало. Дороги были непроходимые, транспорт ходил только летом и то нерегулярно. По молодости я всегда хотел отсюда уехать, но судьба распорядилась иначе. Нам дали дом, мы стали преподавать в местной школе, появились трое наших детей. Со временем обзавелись друзьями, приняли и поняли местные традиции и обычаи, даже внедрили свои. Я работал директором в местной школе. Ученики у меня были исключительные и талантливые. И это не пустые слова. Именно они мне рассказали о курганах, которые находятся в окрестностях деревни, вместе мы их исследовали и написали немало исследовательских работ. Это место поразило меня и своими легендами. Одна из них легенда про «Благинь». Царь Петр I находился  в нашем Готовце по государственным делам, к нему на встречу ехал шведский король на золотой карете, и карета та затонула в топкой местности «Благинь», что возле местного кладбища. С тех пор там искатели сокровищ ищут тот самый клад.

В 1967 году деревня Гнилица была переименована в Ленина.

Еще ученики нашей школы представляли свои проекты на ВДНХ в Москве и получали медали. В целом, оглядываясь назад, можем сказать, что здесь жизнь была интересной, хоть мы так отчаянно сопротивлялись вначале», – вспоминает Александр Марзалюк.

 «Мы не живем только воспоминаниями о прошлом. Жизнь продолжается здесь и сейчас. Заняты в  сельском хозяйстве, выращиваем картофель, свеклу, чеснок, клубнику, а если погода хорошая, то и арбузы. Растим и птицу на продажу. Всю продукцию можно реализовать, если приложить хоть немного усилий. Я жил и работал в городе много лет, трудился по двенадцать часов на заводе, поэтому не могу сказать, что в городе жизнь – сказка. Если человек не боится работать, стремится заработать, то он везде найдет возможности», – добавляет  сын четы Марзалюк – Александр.

Надежды на будущее

Жителей, проживающих здесь постоянно – 181. Личные подсобные хозяйства — 62. Трудоспособных жителей – 114.  Детей до 16 лет – 30. Пенсионеров -37.  Есть школа, детский сад, почта, клуб, ФАП, МТФ  и библиотека.

«Деревня жива и будет жить. Есть работа, достойная оплата труда, отдых, а главное – родные корни. Люди честные, добрые и трудолюбивые. Здесь шесть многодетных семей, которые выбрали эту землю своей родиной и не бегут в поисках лучшей жизни, которая, как говорится, именно там, где нас нет», – говорит председатель Горского сельсовета Петр Понимаев.

Не коренные, но гниличи

Виктория Климова с сыном Сережей.

 «С семьей переехали сюда всего три года назад из города Круглое. У нас трое детишек, на руках был семейный капитал. В интернете  увидели, что здесь продается дом, он нам приглянулся, долго думать не стали – купили и переехали. Здесь не было ни друзей, ни знакомых, но человеку нужно время и все появится. Нас родственники отговаривали, но мы захотели, значит, так нужно было. Супруг стал работать в колхозе, детки стали посещать учреждения образования. У нас трое сыновей. Один отличник в общеобразовательной школе, другой посещает ЦКРОиР, за ним приезжает комфортабельный автобус, третий ходит в садик. У каждого есть друзья и увлечения. Местные власти уделяют внимание и предлагают помощь, но мы, к счастью, пока ни в чем не нуждаемся.  Мы здесь счастливы», – с улыбкой рассказывает местная жительница Виктория Климова.

Перспектива есть

Гнилица переживала  взлеты и падения, ее огонек жизни то тускнел, то снова креп, но основная суть не менялась. Здесь всегда жили люди дела, и вся их жизнь была посвящена труду. На первый взгляд Гнилица  (современная Ленина) выглядит крохотной и беззащитной. Так хочется, чтобы люди ее оберегали и не дали исчезнуть.

Для этого есть все условия: статус агрогородка обеспечивает современные  условия для жизни. В 2018 году он был газифицирован.

Ольга Басаримова. Фото автора.

Поделиться с друзьями
1 235 просмотров