Судьба человека: в объективе Сергей Агеенко

Среди известных людей – от святых средневековья до лауреатов Нобелевской премии и олимпийских чемпионов современности – есть уроженцы Беларуси. Но зачем смотреть глобально, когда удивительные земляки здесь, рядом, только присмотрись...

Побывали в гостях у Сергея Агеенко. Он известен многим краснопольчанам, как руководитель учреждения образования, однако уверяем вас, что нам есть чем вас удивить, ведь каждый этап его биографии поистине замечателен. Баянист, актер, историк, фотограф и депутат – впечатляющие ипостаси. Однако обо всем подробнее.

Кто мы, откуда и где наши корни?

«Я пропойский, или славгородский, так понятнее будет читателю. Родная деревня – Безуевичи. Деда с бабушкой застал советский политический террор. Они были разорены и репрессированы в 1931 году. Родители простые трудолюбивые колхозники, имеющие за своими плечами по несколько классов образования. Войну они, конечно же, застали. Отца на фронт не забирали, он был инвалид с детства. Помню их рассказы про оккупацию, как сложно было выживать, немцы забирали все: и поросенка, и куренка. Папа мастерски умел шить. Дома была знаменитая Zinger (Зингер) – она нас и кормила, отец даже шубу шил на заказ. Стоила она пять рублей, он справлялся с заказом за неделю. Я же этим не интересовался, хотя можно было бы научиться, но желания вовсе не было», – откровенно рассказывает Сергей Федорович.

Музыка как часть моей души 

Родился наш собеседник в 1944 году, когда все еще шла война. «Прекрасно помню свое послевоенное детство, есть было нечего. Мы ранней весной ходили на поля собирать гнилую картошку. Я маленький, в резиновых сапогах, застрял в грязи, хорошо, что сестра старшая со мной была, так вытащила. Дома корова была, всего пару литров молока давала, из них государству надо было часть отдать, поэтому самим практически ничего не оставалось. С детства умею все по хозяйству, ведь родителям нужна была помощь: доить корову, косить, пахать. Так и рос простым деревенским парнем.

Классе в девятом пошел в клуб на танцы, там молодежь танцевала под гармонь. Самоучки­-гармонисты играли краковяк, польку, лявониху и даже полонез Огинского. Подхожу к одному из них, внимательно, не дыша и не отрываясь, смотрю на его пальцы, которые виртуозно скользят по клавишам, и говорю: «Буду играть так же, и даже лучше». Скорее это я говорил даже не ему, а самому себе ставил цель. И к ней пришел. Сначала уговорил отца купить мне гармонь. Она стоила баснословных на тот момент денег – 270 рублей. Он их заработал для меня. Чтобы вы понимали, мы босые ходили, так как сапог не было, а гармонь – была. Играть не умел вообще, но как только взял ее в руки, музыка полилась сама. Потом много было сыграно, свадеб около пятидесяти отыграл. И только на одной из них заработал, потом денег не брал. Два дня играл – десять рублей заработал. Руки все в мозолях были. Я тогда еще в десятый класс ходил.

Был еще случай. Однажды пригласили меня на свадьбу играть гостям. Так душевно было, столько танцевали. Прошло время, уже не играл ни на каких мероприятиях, и вдруг предложение: «Сыграй на нашей серебряной свадьбе, как и двадцать пять лет назад». – Ну как тут откажешь?», – улыбается собеседник.

Поиски себя

«Поступать поехал в Могилевское училище культуры на хоровое отделение, но не поступил. Предложили пойти на театральное отделение. Это вообще было не мое. Показал этюд вообще без подготовки и был принят. Учился – да, но без особого энтузиазма. Пропадал днями на занятиях по баяну. Там уже и гаммы выучил, и трезвучия, и арпеджио. По десять часов в день занимался. После учебы направили в Краснополье в Дом культуры работать баянистом. Все нравилось, кроме жалования. Платили 47 рублей 50 копеек, а у бабушки­ технички было 50 рублей. Комнату я снимал за 30, а 17 всего оставалось на жизнь. Такое положение дел меня не устраивало, тем более что уже познакомился со своей Валентиной. Она пела в женском ансамбле, а я им аккомпанировал. На такую зарплату сам не проживешь, не то что семью прокормить. Подрабатывал в детском саду музыкальным руководителем. Там со мной интересный случай произошел. Играю как-­то, а ко мне походит маленькая девчушка, смотрит внимательно за моими руками, наблюдает, не отрывая глаз. Вспомнил себя  в детстве и посоветовал ее родителям отдать дочку на класс баяна – у нее талант. Они так и сделали. Со временем Татьяна  окончила музыкальную школу, играла феерично. Вернулась в Краснопольский район преподавателем и сама взрастила не одно поколение прекрасных музыкантов.

Хоть заработок прибавился, но на жизнь все равно не хватало. Решил поступать в педагогический. Выбрал исторический факультет Смоленского института, так как история и обществоведение нравились очень. И это в профессии принесло свои плоды – у меня высшая категория учителя истории. Потом увлекся изучением своей родословной, составил генеалогическое древо и даже написал всю историю своей семьи и семьи супруги. Рукописи этих работ до сих пор храним, чтобы передать своим внукам», – говорит наш герой.

Направления самореализации

«После института стал работать в школе учителем истории, обществоведения и завучем по внеклассной работе. Получал хорошо, под 200 рублей. Семья уже была, родились сыновья Владимир и Александр. Стали жить неплохо. Сразу же стал руководителем детского хора, затем еще художественным руководителем музыкальной группы. Мы все искренне любили то, чем занимались. Выступали в школе, Доме культуры, ездили на конкурсы. Затем в жизни наступил переломный этап – новые должности: инспектор в отделе образования, а потом и директор школы. Перед собой, как перед руководителем, поставил серьезные задачи – качество питания учеников и укрепление материальной базы. За обучение тогда можно было не волноваться. Были сильные педагоги, и ученики больше интересовались учебой. Случилось также попробовать себя и в роли депутата областного Совета депутатов. Интересы нашего района я отстаивал, можно сказать, героически. Было много разных бюрократических проволочек – в то время решался вопрос строительства нового здания школы», – вспоминает Сергей Федорович. Но тяга к творчеству при этом никогда не пропадала.

Вдохновляющее хобби – фотография

Еще в юности наш герой увлекся и фотографией. Так же как и игре на гармони, долго этому учиться не пришлось. Все стало получаться, практически, само собой. Сергей Федорович вспоминает: «У меня была своя фотолаборатория. Там пропадал часами. Знал и умел проявлять даже цветные снимки. Фотографировал все подряд – очень важно сохранить память именно на бумажном снимке. Больше всего мне нравилось делать фотографии людей, когда они заняты делом, не позируют. Такие фотокарточки остаются живыми на долгие годы».

Сергей Агеенко с баяном на архивном фото.

Важная ремарка от супруги

«Мне повезло с мужем. Он очень интересный человек. Чего только стоит тот факт, что он с баяном своим шестьдесят лет не расстается? На самом деле, он еще очень добрый и бесхитростный. Мы воспитали замечательных сыновей и внуков. Внучки тоже близки к музыке, как и их дедушка. Одна профессиональная скрипачка и две пианистки. Кроме того, Сергей всегда поможет по дому. В молодости у нас было большое подсобное хозяйство, сейчас только куры, но и сегодня он первый мой помощник и опора».

От автора

Вот такие замечательные люди живут с нами рядом. Сергей Федорович 5 марта отметит свой 80­-летний юбилей, но и сегодня он, как и раньше, полон жизни и новых идей, активен и коммуникабелен. Чего стоит только то, что во время нашей беседы ему несколько раз звонили друзья, чтобы пообщаться. «Да, мне и сегодня до всего есть дело. Не могу так сидеть просто на пенсии. Читаю газеты, смотрю телевизор, в курсе всех общественных и политических событий. Жизнь на пенсии не заканчивается, мы идем вперед, беря с собой воспоминания в виде снимков из фотоальбомов и прожитых событий».

Ольга БАСАРИМОВА. Фото автора.

Поделиться с друзьями
295 просмотров