В память о Победе

С окончания Великой Отечественной войны минуло уже немало лет, выросло не одно поколение. Но по-прежнему память о том времени живет: она в сердцах людей, в сохранившихся письмах с фронта, похоронках, наградах, воспоминаниях, передающихся из поколения в поколение, старых фотографиях.

До сих пор в семейном альбоме хранит одну-единственную фотографию своего деда краснопольчанка Л.В. Зырина.  На ней запечатлены похороны его жены, он стоит у гроба рядом с детьми, на руках держит предпоследнюю дочь, нет только самой маленькой, Маши, – она ещё совсем кроха, дав жизнь которой, женщина и умерла. Вот такая беда пришла в семью. И случилось это незадолго до начала Великой Отечественной войны – в ноябре 1940 года.

Как рассказала Людмила Владимировна, её дед Михаил Герасимович Братанов, 1895 г.р, родом из Костюковичского района, там же и жил с семьей. Работал инструктором Костюковичского райкома партии, а перед войной был директором Забычанского спиртзавода. Об этом ей известно со слов её мамы, Софьи Михайловны.

Софья, ее брат Митя с другом (слева направо)

После смерти жены новорожденную девочку отец отдал в Дом малютки – подрастить: жизнь была непростой, одному не представлялось возможным обеспечить ребенку должный уход, а в семье ещё подрастали 3-летняя Рая, 9-летняя Валя, Бронислава 11 лет, 13-летний Митя. Старшими были Софья и Сергей. Дочку Михаил Герасимович навещал, планировал забрать. И уже поехал за ней, но, как оказалось, опоздал – с объявлением войны Дом малютки эвакуировали, и с тех пор родным ничего о ней неизвестно: послевоенные поиски не дали желаемого результата.

Первым на войну из семьи Братановых забрали Сергея – в 1941-м ему уже было 18 лет. Вслед за сыном ушел на фронт отец. Дети остаются в доме одни, под присмотром 16-летней Софьи.

Но боевой путь старшего Братанова в 1941 году оказался коротким – со своей частью попадает в окружение, выбирается из него и возвращается домой в д. Забычанье. 12 августа 1941 года решением Костюковичского райкома партии создается 124-й отдельный Костюковичский отряд, и Михаил Герасимович уходит туда. Вместе с ним, не слушаясь никаких запретов и уговоров, уходит и сын Митя. В партизанском отряде Братановы воевали до освобождения района Красной Армией.

Всё это время отец, по возможности, держал связь и с оставшимися дома детьми. Как дочь партизана и коммуниста получила задание от командования отряда и Софья. Ей вместе с подругой Нюрой Кротовой необходимо было передать в соседний партизанский отряд, действовавший в Климовичском районе, письмо, в котором предлагалось провести совместную диверсию против фашистов. Обе девочки не выглядели на свой возраст: были невысокого роста, худенькие, предполагалось, что не вызовут подозрения у немцев. Так и вышло. Они добрались до места, передали письмо, там им дали письменный ответ, который ветхой тряпицей привязали к ноге Нюры: якобы она у неё повреждена. Но на обратном пути юным связным повстречался полицай, который знал Софью, её отца, и он задержал девочек. Их арестовали, посадили на повозку, которой управляли два немца, и повезли в Костюковичи. Благо, немцы сидели спиной к ним, и это дало возможность Софьи развязать тряпицу на ноге Нюры, порвать письмо на мелкие клочки и выбросить их под мост, через который проезжали в тот момент.   

Девочек доставили в комендатуру, потом переправили в Рославль, где пытали, били, а затем отправили на принудительные работы в Германию. Такой молодежи, как они, был целый эшелон. Но им повезло: где-то под Бобруйском партизаны разобрали рельсы, и эшелон не смог продолжить свой путь, началась перестрелка. У Софьи с Нюрой, в числе других, получилось сбежать с поезда. Прячась, они забрели в какую-то небольшую деревню, там их приютила одна женщина с малыми детьми, откуда переправили в партизанский отряд «Буревестник» Пуховичского района, командиром которого был М.Г. Мормулев. Воевать девочки, конечно же, не воевали, но помогали по хозяйственным делам, ухаживали за ранеными. Домой возвратились после освобождения Пуховичского района. Им дали справки, подтверждающие факт нахождения в отряде.

К этому времени возвратился с фронта домой старший брат Софьи, Сергей – его «списали» по ранению и контузии.

Михаил Герасимович же после освобождения Костюковичского района ушел воевать с врагом в составе частей Красной Армии. Митя также просился на фронт добровольцем, но туда его уже не взяли – направили курсантом в Калининградское военно-морское училище, окончив которое, он стал моряком.

Судьба же отца после ухода на фронт, как и младшей сестры Маши, Братановым оставалась и остается неизвестной до сих пор. Сергей делал запрос в архив, оттуда пришел ответ, что «тов. Братанов М.Г. в боях за Советскую Родину был ранен 6 августа 1944 года и направлен на излечение по адресу: полевая почта 05209». А информация с сайта «Память народа» свидетельствует о том, что он пропал без вести. В списке о безвозвратных потерях личного состава на этот счет две записи: в ноябре 1944 года и в июле 1944 года. Остается только предполагать, что произошло. В любом случае утрата любимого человека остается незаживающей раной, которая бередит душу и заставляет смахивать непрошенную слезу… И хотя Людмила Владимировна знает о своем деде по рассказам матери, по его единственной фотографии, эта информация для неё очень ценная. Это – история семьи, рода, переплетенная с историей страны.

Послевоенная жизнь семьи Братановых, как и других советских людей, пошла своим чередом. Были и горести, были и радости. Восстанавливались села, города. Будни были нелегки, но сил придавало желание жить и строить мирное будущее.

«И сегодня это нужно ценить, – отмечает Л.В. Зырина. – Мир, свободу и независимость, добытые нашими дедами и прадедами».

Дина Манько.
Фото из семейного альбома Л.В. Зыриной.

Поделиться с друзьями
140 просмотров