Новый взгляд на Выдренку: поехали!

Выдренка... Казалось бы, сколько было написано и сказано об этом удивительном месте. Но я вас постараюсь переубедить. Она интересна всегда – здесь каждый раз можно найти что-то, что ещё ни разу не видел и не слышал, даже если был здесь раз сто.

Поздняя осень, переходящая в зиму, – не повод грустить, расчехлять плед и скачивать последние сезоны сериалов. Сырость и короткий световой день не станут помехой интересному отдыху, главное – правильно планировать выходные. У нас, конечно, есть идея. Вдохновляйтесь!

В ноябре в Выдренке как-то особенно красиво, мощная концентрация серого, моросящий мелкий дождь сменяющийся снегом, идеально сочетаются со старинной архитектурой церкви, словно подчёркивая, что всё проходит, что перед нами отголоски давно исчезнувшей культурной эпохи.

Памятник деревянного зодчества церковь святого Дмитрия Ростовского практически так же, как и сто с лишним лет назад, главным своим фасадом смотрит на дорогу и приближающегося к ней путника. Только есть небольшие отличия: сегодня мы пробегаем молниеносно мимо всего, что нас окружает, а вот публика тогдашняя вдоль имения фланировала. Дамы под ажурными зонтиками, господа с тросточками. Среди этих уважаемых персон и Мария Барановская-Дорн. Это личность довольно известная, и сегодня ее имя и даже внешность окутаны множеством легенд. Давайте разбираться вместе!

В начале 1900-х, вернувшись из Неаполя, Мария Барановская взяла управление поместьем Выдренка в свои руки. Причины ее возвращения из солнечной Италии в Могилёвскую губернию довольно просты и банальны. Её семейная жизнь с известным учёным зоологом-морфологом, основателем Неаполитанской зоологической станции, которая впоследствии стала первым центром международного научного сотрудничества, настоящей зоологической «Меккой» Европы конца XIX – начала XX веков, Антоном Дорном разладилась, когда четверо их сыновей выросли. 

М.Е. Барановская-Дорн и А. Дорн с сыновьями (слева) Рейнхард, Богуслав, Вольфганг, Харальд. Неаполь, 1906 г.

Управление хозяйственной деятельностью в поместье ей удавалось на славу. В юности Мария получила лишь «домашнее» образование, однако она владела пятью языками, умела общаться с людьми и полностью разделяла демократические взгляды отца…

Прогуливаясь сегодня по пустынным улицам д. Выдренка, когда ноябрьский холод пощипывает пальцы, кутаешься в тёплый шарф и воображение рисует всю мощь давно ушедших, лет: устроенный Марией Барановской сиротский приют, в дверь которого стройным чинным шагом заходят его воспитанники, открытая ею красильня и кустарная мастерская по производству ковров, где трудятся рабочие, а запах от новых пестрых сотканных изделий разносится по всей округе. Кипит работа на винокуренном, лесопильном и кирпичном заводах, слышен лёгкий гул паровой мельницы.

Впечатляет, правда? Мария Барановская-Дорн по праву слыла успешной могилёвской помещицей.

Настоящий бриллиант имения Выдренка – построенная на деньги и по желанию Марии церковь. Освятили её в 1905 году. Она пережила свою основательницу, все катаклизмы советского времени и войны, а после – и Чернобыльскую катастрофу. Храм стал местом притяжения верующих людей со всей Беларуси. Легенды, которыми он окутан, чаруют и впечатляют их слушателей. А некоторые его иконы обладают чудотворной силой.

Когда же разрушилось всё? С началом Первой мировой войны, а затем большевистским переворотом тихая и размеренная жизнь глубинки окончательно пошла под откос. Из поместья, которое когда-то претендовало на звание небольшого, но успешного городка, оно постепенно стало угасать, по разным причинам прощаясь со своими жителями.

Есть в Выдренке, помимо храма, и другая «достопримечательность» – местные жители. Они бережно и трепетно хранят легенды, которыми окутана их родная сторона.

К примеру, каждый поспешит рассказать, что Мария Егоровна Барановская была замучена большевиками и тело ее было сброшено в реку Ковпиту, протекающую через Выдренку. Но так ли это на самом деле? В действительности, Мария Егоровна умерла весной 1918 года от воспаления лёгких (не исключено, что это была «испанка», которая тогда свирепствовала в Европе) в близлежащем городке Черикове, поехав туда по делам имения (по материалам журнала «The Capri Times», статья «Русско-немецкие истории Неаполитанской зоостанции». – Прим. автора). Возможно, это спасло её от худшего жизненного финала. По крайней мере она не увидела гибели всех своих трудов и начинаний.

Развенчаем ещё одну легенду? Слушайте внимательно! По сей день в церкви висит несколько портретов Марии Егоровны Барановской-Дорн, которые по праву практически причислены к лику святых, однако доля художественного вымысла присутствует и здесь. В действительности сохранились подлинные фото Марии Егоровны и всей ее семьи. Они напечатаны в журнале «The Capri Times» в статье «Русско-немецкие истории Неаполитанской зоостанции». Рассмотрев внимательно потёртые временем глянцевые снимки, – делаем выводы. Известный всем прихожанам храма святого Дмитрия Ростовского портрет юной девушки в кипенно-белом платье с рукавами-фонариками принадлежит вовсе не Марии, а жене старшего ее сына Рейнхарда Дорна, то есть ее невестке Татьяне Романовне Живаго.

 С фамилией Живаго и самой Татьяной есть тоже несколько интересных историй…Готовы?

Новая русская кровь влилась в семью Дорнов в 1913 году. С наследницей купеческих корней Рейнхард познакомился в Москве, где Дорны нередко бывали и по делам Станции, и чтобы навестить деда – Е.И. Барановского. Татьяна Романовна прекрасно рисовала. Она была организатором и руководительницей художественно-ремесленной школы в селе Большово под Москвой, основанной для обучения рукоделиям крестьянских девочек. Знавшие Татьяну Романовну, отмечали ее постоянное расположение к людям и готовность, насколько это было в ее силах, помочь попавшим в беду. Есть версия, что родственница Татьяны была лично знакома с художником Леонидом Пастернаком, это знакомство и подсказало его сыну Борису фамилию для нашумевшего во всем мире романа «Доктор Живаго».

Ну о родственных связях древнего рода Барановских-Дорн на сегодня, пожалуй, достаточно.  Вернёмся же в Выдренку…

Выдренка – место, где красивые легенды и реальность сливаются воедино, а прошлое и настоящее переплетаются в удивительных жизненных историях. Здесь вы сбежите от суеты мира и восстановите свои силы, посетите «местный Иерусалим», помолитесь у вековых икон, узнаете историю архитектурной жемчужины Беларуси и тайны семьи Барановских-Дорн. Поверьте на слово: выходной, проведённый здесь стоит того, чтобы отказаться от просмотра очередного фильма. Ярких впечатлений насобираете столько, что хватит на год вперёд! 

Ольга БАСАРИМОВА.
Фото автора и из журнала «The Capri Times».

Поделиться с друзьями
1 073 просмотров
Беларуская мова简体中文EnglishDeutschРусский