«Геноцид белорусского народа – это не фейк, выдуманный Генпрокуратурой» – Марзалюк на встрече с молодежью

В музее истории Великой Отечественной войны с учащимися столичных колледжей поговорили на непростую тему – о геноциде белорусского народа. О том, что знать и помнить об ужасе геноцида белорусского народа в годы войны должен каждый.

Игорь Марзалюк, председатель Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания по образованию, культуре и науке, сразу предупредил, что будет говорить много и долго, при этом попытается легко рассказать о сложном:

– Генацыд беларускага народа – гэта не фэйк, выдуманы ўладай і Генеральнай пракуратурай. Прычым цытаваць буду нямецкіх, брытанскіх гісторыкаў, сумленных, прафесійных, якія займаліся гэтай праблематыкай. Генацыд у Беларусі быў шматслойны. Гэта быў і Халакост, масавае знішчэнне яўрэяў. Немцы выдатна ведалі ўсе нацыянальныя канфлікты на тэрыторыях, умелі выкарыстоўваць у сваіх мэтах этнічных нацыяналістаў, нацкоўваючы адну этнічную групу на другую. Таму латышскія нацысты вынішчалі Віцебшчыну, таму Армія Краёва праводзіла зачысткі на тэрыторыі Заходняй Беларусі…

Игорь Александрович объяснил, почему сегодня важно поднимать эти темы в разговоре с молодежью:

– Вельмі шмат хлуслівых, подлых тэкстаў, у тым ліку ад людзей, якія, здавалася б, з’яўляюцца прафесійнымі гісторыкамі, акадэмікамi. Яны заяўляюць, што быў толькі Халакост, а генацыда ў дачыненні да беларускай нацыі не было.

На мероприятии выступила Надежда Лось, которая маленькой девочкой попала в концлагерь Озаричи, что в Гомельской области.

Надежда Григорьевна помнит, как в 1941 году немцы пришли в чужой дом как хозяева. Выгнали ее семью – маму и троих детей – на улицу. На родное крыльцо девочке нельзя было даже ступить ногой. Она до мелочей помнит путь в концлагерь:

– Нас вывели на широкую дорогу, построили в шеренги. В основном это были старики и дети. Сказали идти. Возле нас шли надзиратели с собаками, они следили, чтобы никто не отставал. Если человек не выдерживал изнуряющего пути, раздавались выстрелы. Помню, я крепко ухватилась за руку сестры, чтобы только не отстать. А надо было идти восемь километров. Лагерь располагался в лесу под открытым небом и был обнесен колючей проволокой. У нас забрали все пожитки, заставили лечь на мерзлую землю. Был март. Ночью мы превращались в ледяные скульптуры. Воды не было. Люди стали умирать. Трупы сначала убирали, а потом перестали. Мертвые лежали рядом с живыми. Никогда не забуду, как маленькая девочка просила у матери пить, даже не понимая, что она мертва…

– Мы слишком часто стали употреблять слово «фейк» в информационном пространстве и забыли, что есть правда, о которой должны говорить ежедневно, – подключилась к беседе начальник главного управления идеологической работы и по делам молодежи Мингорисполкома Ольга Чемоданова. – Конституция Беларуси закрепила ту историческую правду, которую мы должны донести до всех.

СБ.

Поделиться с друзьями
942 просмотров